Франкл смысл жизни

В чём смысл жизни человека? Объясняет психолог Виктор Франкл, прошедший Холокост, в книге «Сказать жизни – да»

В чём смысл жизни человека? Объясняет психолог Виктор Франкл, прошедший Холокост, в книге «Сказать жизни – да».

В чём смысл жизни человека? Объясняет Виктор Франкл, психолог, прошедший Холокост, в своей книге «Сказать жизни – да». Прочитав эту великую, без преувеличения, книгу философа, психолога, ученого, я увидела, что мои, якобы проблемы вовсе таковыми не являются. И мне стало стыдно за себя, за то, что я не радуюсь жизни всеми силами своей души, не благодарю жизнь. Ведь я же счастливый человек! Я вдруг осознала это в полной мере! Интересно узнать, о чем книга?

1. Об авторе книги «Сказать жизни – да. Психолог в концлагере».

Прежде чем перейти к обзору книги, важно несколько слов сказать об авторе. Виктор Франкл (годы жизни:1905-1997) – известный австрийский ученый, психолог и философ. Ему присвоено множество ученых степеней. Он написал более 30-ти книг по психологии, посвященных теории смысла жизни человека. Он заставил миллионы людей (я тоже в их числе) понять, в чем смысл их жизни.

Виктор Франкл пробыл в нацистских лагерях 3 долгих года – с 1942-го по 1945-й. Причем, до ареста у него была возможность уехать с женой в Америку, но визы не было у его родителей. Он понимал, что в концлагере родители не выживут без него. Не зная, как поступить, он отправился за ответом в Храм Святого Стефана в Вене. Он хотел получить «ответ с неба».

И получил его, придя домой. Отец дал ему кусок мрамора. Это был камень из одной из разрушенных синагог. На куске мрамора был фрагмент одной из Заповедей. Это была заповедь о почитании родителей. Он решил остаться и служить семье. Он не мог бросить своих родителей.

Я уверена, что именно благодаря этому героическому поступку, он мистическим образом смог выжить в нечеловеческих условиях концлагерей.

То, что Виктор Франкл выжил в концлагерях — невообразимое соединение закономерности и случайности:

  • Случайностью можно назвать тот факт, что ни единого раза он не попал ни в одну из команд, которые формировались ежедневно для уничтожения.
  • А закономерностью — то, что он остался жив в условиях холода, голода, пыток, но главное: сохранив до конца все принципы человечности.

Вы замечали, что часто можно провести параллель между предшествующими нашими поступками и последующими событиями? Мы часто виним судьбу за наши беды и проблемы, не понимая того, что от нас самих и от наших поступков сегодня зависит наша жизнь завтра. Даже добрая мысль может спасти нас в сложной ситуации, а всего лишь один неверный поступок «испортить» нам всю жизнь.

Еще до начала войны Франкл написал книгу по психологии. Это была теория о смысле жизни. Рукопись он пытался сохранить в лагере, но безуспешно. В лагере смерти ему пришлось на себе проверить правильность своей теории. Он увидел, что в таких нечеловеческих условиях есть больший шанс выжить у людей сильных духом, а не у физически крепких людей.

Пройти такие ужасные испытания и сохранить свое человеческое лицо, ему помогала надежда увидеть свою жену среди живых. Это было его целью, его смыслом — выжить, чтобы встретиться со своей женой. Но когда он понял, что она, будучи хрупким созданием и находясь далеко от него, в другом концлагере, не сможет физически выжить в этих условиях, он дал себе слово выжить и сохранить все человеческие принципы, не превратиться в зверя, ради того, чтобы она приняла быструю, не мучительную смерть.

2. Вопрос смысла жизни. Объясняет психолог Виктор Франкл.

А теперь самое интересное. Подход Виктора Франкла был обеcкураживающе неожиданным для меня. Изначально мы неверно ставим вопрос о смысле жизни. Дело, оказывается, не в том, ЧТО МЫ ОЖИДАЕМ ОТ ЖИЗНИ, а в том, ЧТО ЖИЗНЬ ОЖИДАЕТ ОТ НАС. Каждый день и каждую минуту мы стоим перед выбором, как поступить, жизнь ставит перед нами вопросы. Мы же должны отвечать правильными поступками и действиями. И от того, как мы поступили в каждом конкретном случае, зависит, как сложатся обстоятельства в дальнейшем. Каким будет следующий вопрос, который задаст нам жизнь (= Бог).

Этот постулат был выведен Франклом, исходя из множества обстоятельств и событий в лагере смерти, где связи причины и следствия особенно очевидны и оголены.

Еще одна ценная идея автора: у каждого человека есть что-то большее, чем «я»: ответственность, забота о других, желание создать что-то значимое для людей. И тогда только человек себя чувствует по-настоящему счастливым, в этом главный смысл его существования. Причем, у каждого человека смысл жизни свой. Каждый человек стремится определить свой смысл существования, это двигатель жизни каждого.

Новейшие исследования показали, что 4 американца из 10 не видят какой-то конкретной и важной цели в своей жизни. 4 из 10-ти — это 40%.

Одновременно, исследования показывают, что у люди, которые имеют цель, смысл в жизни, более удовлетворены жизнью и имеют лучшее благосостояние, лучшее физическое и психическое здоровье, большую гибкость, более высокую самооценку и минимальный риск депрессии.

3. Обзор книги «Сказать жизни – да. Психолог в концлагере».

Главной целью автора было – написать рассказ не о событиях, а о переживаниях заключенных в концлагерях. Но в некоторых местах книги подробное описание событий понадобилось для полной передачи переживаний людей.

Как ученый, Франкл описал свои ощущения в лагере в различных фазах. Фазой шока он назвал 1-ю фазу. 2-ю фазу — фазой апатии. В это время в душе людей что-то умирает и включается защитная реакция — апатия. Фаза 3 – это фаза освобождения, когда появляется реакция полного отсутствия радости. Человеку требуется психологическая поддержка.

Франкла поразило совершенство организма человека. Какие в нем скрыты возможности и резервы! Полгода заключенные носили одну рубашку, не моясь. Постоянно грязные после земляных работ, во время которых невозможно обойтись без ран. При этом, ни у кого не было воспалений или заражений. Работа на морозе полубосыми без теплой одежды. Но ни у кого не было даже насморка. Как такое возможно? В какой момент человеческий организм запускает такие защитные силы? В момент, когда наступает постоянная угроза жизни?

Автор рассказывает в книге не о глобальных ужасах, а о «маленьких» изнурительных ежедневных мучениях заключенных. Например, детальное повествование, о ежедневной борьбе автора с голодом, о способах растягивания на день невообразимо маленькой порции хлеба. Я как-будто сама ощутила это состояние, настолько реалистично оно описано.

Еда на день состояла из миски пустого супа, крохотного кусочка хлеба. Плюс была добавка — ужасная колбасы (мизерный кусочек) либо повидло (маленькая ложка). Для заключенных, которые тяжело работали и были постоянно на холоде в ветхой одежде, этого было невообразимо мало.

Человеку, который никогда не голодал, представить это состояние очень трудно. Представьте, что Вы стоите под холодным дождем, в грязи. И Вам надо долбить землю киркой. Вы постоянно ждёте сирены, которая позовёт на получасовой перерыв, единственный в каждом дне. Вы постоянно думаете, будет ли сегодня хлеб? Распухшими пальцами Вы ощупываете хлеб в кармане, отламываете по крошке, растягивая на целый день.

Тема, как использовать столь мизерную порцию хлеба, была важнейшей темой среди заключенных. Она породила даже 2 партии: партию, в которой придерживались мнения, что пайку надо съесть сразу и партию с мнением, что хлеб порцию надо растянуть на целый день. Первые выдвигали 2 довода: хлеб не украдут и хоть раз в день можно заглушить невыносимый голод. Франкл относился ко 2-й партии. Он рассказывает в книге о своих мотивах примкнуть к ней. Час пробуждения был одним из самых невыносимых часов в сутках. Сначала пронзительный свисток сирены, потом борьба с сыростью, холодом, когда распухшими ногами нужно было влезть в мокрые ботинки. И видеть, как плачут мужчины от боли израненных ног. Тогда-то и Франкл и хватался за хоть и слабое, но все-таки утешение – кусочек хлеба в кармане!

Вы спросите, кому под силу бороться за жизнь в таких условиях? Ведь смерть по сравнению с жизнью выглядит наградой. Франк рассказывает, что действительно, практически у всех заключенных возникала мысль о самоубийстве. Сам он, как верующий человеком, сразу дал себе слово ни при каких обстоятельствах «не бросаться на проволоку». Он знал статистику и понимал, что ему навряд ли удастся избежать попадания в ежедневные селекции уничтожения.

Франкл реалистично рассказывает об апатии. Она появляется у всех после шока. В начале заключенные с трудом выносили картины садизма. Но со временем люди начинали привыкать и уже не реагировали на крики от боли. Каждый день они сталкивались с больными, страдающими, умирающими и мертвыми, поэтому со временем начинали реагировать на них отрешенно и равнодушно.

Франкл, будучи врачом, был поражен своему бесчувствию. Апатия – это фактически специальный защитный механизм организма. Реальность вокруг сужается и человек концентрируется только на главной задаче: как сегодня выжить?

Всем очень советую прочитать эту книгу, чтобы понять и осознать, что не правильно жаловаться на удары судьбы. Создание благоприятных обстоятельств и счастливой жизни во многом зависит от нас, от того, как мы поступаем в каждом конкретном случае, сколько мы бескорыстно отдаем другим своего внимания, тепла, заботы и труда!

Еще один важный вывод, который можно сделать из книги, заключается в том, что каждому человеку свойственно стремиться определить смысл, цель своего существования. Это является двигателем, стимулом жизни, развития человека. Но у каждого смысл жизни индивидуален, у каждого он свой.

Желаю всем радоваться жизни, любить и мечтать!

Источник:
В чём смысл жизни человека? Объясняет психолог Виктор Франкл, прошедший Холокост, в книге «Сказать жизни – да»
В чём смысл жизни человека? Виктор Франкл Сказать жизни да. Исследования показывают, что у люди, которые имеют цель, смысл в жизни, более удовлетворены жизнью
http://alenakraeva.com/positive-philosophy/v-chyom-smysl-zhizni-cheloveka-viktor-frankl-skazat-zhizni-da/

Виктор ФРАНКЛ

Логотерапия, или, как ее называют некоторые авторы, третья Венская школа психотерапии, занимается смыслом человеческого существования и поисками этого смысла. Согласно логотерапии борьба за смысл жизни является основной движущей силой для человека. Поэтому я говорю о “стремлении к смыслу” в противовес принципу удовольствия (или иначе – “стремлению к удовольствию”), на котором сконцентрирован фрейдовский психоанализ, а также в противовес “стремлению к власти”, выделяемому адлеровской психологией.

СТРЕМЛЕНИЕ К СМЫСЛУ

Поиск каждым человеком смысла является главной силой его жизни, а не “вторичной рационализацией” инстинктивных влечений. Смысл уникален и специфичен потому, что он должен быть и может быть осуществлен только самим вот этим человеком и только тогда, когда он достигает понимания того, что могло бы удовлетворить его собственную потребность в смысле. Существуют авторы, которые утверждают, будто смысл и ценности есть “ни что иное, как защитные механизмы, реактивные образования и сублимации”. Что касается меня, то я не стал бы жить для того, чтобы спасти свои “защитные механизмы”, равно как и умирать ради своих “реактивных образований”. Человек же, однако, способен жить и даже умереть ради спасения своих идеалов и ценностей!

Несколько лет назад во Франции проводился опрос общественного мнения. Результаты показали, что 89% опрошенных считают, что человек нуждается в “чем-то таком”, ради чего он живет. Другими словами, потребность в смысле является для большинства фактом, а не слепой верой.

Конечно, могут быть такие случаи, когда отношение человека к ценностям на самом деле является только маскировкой скрытых внутренних конфликтов. Но такие люди являются скорее исключением из правила, чем самим правилом. В таких случаях вполне оправдана психологическая интерпретация. В таких случаях мы на самом деле имеем дело с псевдоценностями (хорошим примером этого служит фанатизм), и как псевдоценности они должны быть демаскированы. Демаскировка или развенчание, однако, должна быть сразу же прекращена при встрече с достоверным и подлинным в человеке, в частности, с сильным стремлением к такой жизни, которое было бы настолько значительно, насколько это возможно. Если же развенчание в таком случае не прекращается, то совершающий развенчание просто выдает свою собственную потребность в том, чтобы подавить духовное стремление другого.

Мы должны очень осторожно относиться к тенденции понимать ценности в терминах простого самовыражения человека. Логос, или смысл, есть не просто выход за пределы собственного существования, но скорее нечто противостоящее существованию. Я считаю, что мы не выбираем смысл нашего существования, а скорее обнаруживаем его.

Человека не влечет к моральному поведению, он в каждом случае решает вести себя морально, и человек делает это вовсе не для того, чтобы удовлетворить свою моральную потребность или иметь хорошее настроение. Он делает это для того, чтобы спасти тот путь, по которому он направил себя или для спасения любимого человека, или ради спасения своего Бога. Если же он действительно ведет себя морально ради спасения своего хорошего настроения, он становится Парисом, и перестает быть по-настоящему нравственной личностью.

Человеческое стремление к смыслу жизни также может быть фрустрировано; в этом случае логотерапия говорит об “экзистенциальной фрустрации”. Экзистенциальная фрустрация также может привести к неврозу. Нусогенные неврозы имеют своей причиной не психический, а скорее “нусогенный” (от греческого слова “нус”, означающего ум, дух, смысл) пласт человеческого существования. Этот логотерапевтический термин означает нечто, принадлежащее “духовному” ядру личности.

Нусогенные неврозы возникают не из-за конфликта между влечением и сознанием, а скорее из-за конфликта между различными ценностями, другими словами, из нравственных конфликтов, или, говоря более обще, из духовных проблем. Среди этих проблем экзистенциальная фрустрация играет большую роль.

Очевидно, что в случае нусогенных неврозов адекватная терапия не есть психотерапия, а скорее логотерапия, т.е. терапия, которая призвана внести духовное измерение в человеческое существование.

Если врач не в состоянии отличить духовное измерение от “инстинктивного”, могут возникнуть опасные ошибки. Позвольте мне привести пример.

Логотерапия считает своей задачей помочь пациенту в поисках смысла своей жизни. В той мере, в какой логотерапия позволяет ему обрести скрытый смысл своего существования, она является аналитическим процессом. В этом отношении логотерапия сходна с психоанализом. Однако в своей попытке сделать нечто осознанным логотерапия не ограничивается задачей сделать явными для индивидуального сознания бессознательные явления. Логотерапия расходится с психоанализом в том, что она рассматривает человека как такое существо, чья основная миссия состоит в реализации смысла и в актуализации ценностей, а не в простом удовлетворении влечений и инстинктов.

Несомненно, что поиск смысла и ценностей скорее вызывает внутреннее напряжение, чем приводит к равновесию. Однако именно это напряжение является предпосылкой психического здоровья. Я решился бы даже утверждать, что нет ничего в мире, что столь эффективно помогало бы человеку справиться даже с самыми неблагоприятными условиями, как уверенность в том, что смысл жизни существует.

Есть очень много мудрости в словах Ницше: “Тот, кто имеет большое зачем жить, может вынести любое как”. Я вижу в этих словах девиз, который справедлив для любой психотерапии. В нацистском концлагере можно было наблюдать, что те, кто знал, что есть некая задача, которая ждет своего решения и осуществления, были более способны выжить.

Что касается меня, то когда меня забрали в концентрационный лагерь Освенцима, моя рукопись, уже готовая к публикации, была конфискована. Конечно же, только глубокое стремление написать эту рукопись заново, помогло мне выдержать зверства лагерной жизни. Например, когда я заболел тифом, то, лежа на нарах, я записал на маленьких листочках много разных заметок, важных при переделке рукописи, как будто я уже дожил до освобождения. Я уверен, что эта переработка потерянной рукописи в темных бараках концентрационного лагеря Баварии помогла мне преодолеть опасный коллапс.

Экзистенциальный вакуум проявляется в основном в состоянии скуки. Теперь вполне понятен Шопенгауэр, когда он говорил, что человечество, по-видимому, обречено вечно колебаться между двумя крайностями – нуждой и скукой. Действительно, скука в наше время ставит перед психиатром гораздо больше проблем, нежели нужда. И эти проблемы растут с угрожающей быстротой, так как процесс автоматизации, по-видимому, приведет к значительному увеличению свободного времени. Беда состоит в том, что большинство не знает, что же делать со вновь образовавшимся свободным временем.

Давайте задумаемся, например, о “воскресных неврозах” – таком виде депрессии, который охватывает многих при сознании недостатка содержания своей жизни, когда обрывается натиск недельных занятий и становится очевидна пустота собственного существования. Немало случаев самоубийства можно было бы объяснить экзистенциальным вакуумом. Такие широко распространенные явления, как алкоголизм или юношеская преступность, будут непонятны до тех пор, пока мы не обнаружим экзистенциальный вакуум, лежащий в их основе. Это справедливо также и по отношению к преступникам, и по отношению к кризисам пожилых людей.

Более того, существуют различные скрытые формы и ложные проявления, за которыми обнаруживается экзистенциальный вакуум. Иногда фрустрированная потребность в смысле жизни компенсируется стремлением к власти, включая наиболее примитивную форму воли к власти – желание денег. В других случаях место фрустрированной потребности в смысле жизни занимает стремление к удовольствию. Экзистенциальная фрустрация поэтому часто приводит к сексуальной компенсации. В таких случаях мы наблюдаем сильное сексуальное влечение, разросшееся на почве экзистенциального вакуума. Аналогичное явление имеет место в случае невроза. Поэтому логотерапия назначается не только в нусогенных случаях, как было отмечено выше, но также и в психогенных случаях, в частности в тех, что я назвал “псевдосоматогенными неврозами”.

Давайте теперь рассмотрим то, как мы должны вести себя, если пациент спрашивает, что есть смысл жизни.

Логотерапия видит в ответственности перед жизнью самую сущность человеческого существования.

Объявляя, что человек – творец ответственности и должен актуализировать потенциальный смысл в своей жизни, я хотел подчеркнуть, что истинный смысл жизни можно скорее найти в мире, чем внутри человека или внутри его психики, даже если бы она была закрытой системой. Человеческое существование есть скорее самотрансценденция, нежели самоактуализация. Самоактуализация не может быть возможной целью еще и по той простой причине, что чем больше человек будет за нее бороться, тем больше он будет ее терять, так как только в той степени, в которой человек отдает себя осуществлению своего жизненного смысла, он также и актуализирует, проявляя, себя. Другими словами, самоактуализация не может быть достигнута, если она замыкается на саму себя. Она достижима только тогда, когда является побочным эффектом самотрансценденции.

Согласно логотерапии, мы можем обнаружить смысл жизни тремя путями: 1) совершая дело (подвиг); 2) переживая ценности; 3) путем страдания. Первый путь, путь достижения или осуществления цели, – очевиден. Второй и третий требуют дальнейшего рассмотрения.

Любовь является единственным способом понять другого человека в глубочайшей сути его личности. Никто не может осознать суть другого человека до того, как полюбил его. В духовном акте любви человек становится способным увидеть существенные черты и особенности любимого человека, и, более того, он видит потенциальное в нем, то, что еще не выявлено, но должно быть выявлено. Кроме того, любя, любящий человек заставляет любимого актуализировать свою потенциальность. Помогая осознавать то, кем он может быть и кем он будет в будущем, он превращает эту потенциальность в истинное.

В логотерапии любовь не рассматривается как простой эпифеномен сексуальных влечений и инстинктов в смысле так называемой сублимации. Любовь столь же основной феномен, как и секс. В норме секс является способом выражения любви. Секс оправдан, даже необходим, коль скоро он является проводником любви.

Третий способ найти смысл жизни – страдание.

Когда человек сталкивается с безвыходной и неотвратимой ситуацией, когда он становится перед лицом судьбы, которая никак не может быть изменена, например, при неизлечимой болезни или при стихийном бедствии, ему представляется случай актуализировать высшую ценность, осуществить глубочайший смысл, смысл страдания. Потому что высшая сущность – наше отношение к страданию, отношение, в котором мы берем на себя страдание.

Позвольте мне привести следующий пример. Однажды пожилой практикующий врач консультировался у меня по поводу своей серьезной депрессии. Он не мог пережить потерю своей супруги, которая умерла два года назад и которую он любил больше всего на свете. Но как я мог помочь ему? Что я мог ему сказать? Я отказался вообще от каких-либо разговоров и вместо этого поставил перед ним вопрос: “Что было бы, доктор, если бы Вы умерли первым, а жена Ваша осталась бы в живых?” “О, – сказал он, – для нее это было бы ужасно, как бы она страдала!” После этого я заметил: “Видите доктор, каким страданием ей бы это обошлось, и именно Вы заставили бы ее так страдать. Но теперь Вы платите за это, оставшись в живых и оплакивая ее”. Он не сказал ни слова, только пожал мне руку и молча ушел. Страдание каким-то образом перестало быть страданием в тот момент, когда обнаруживается его смысл, как, например, смысл жертвенности.

К таким вещам, которые лишают жизнь смысла, принадлежит не только страдание, но и сама смертность человека, не только отчаяние, но и страх смерти.

Мимолетность нашего существования несомненно создает его бессмысленность. Но она же формирует нашу ответственность, так как все зависит от реализации по существу временных возможностей. Человек постоянно делает выбор из массы существующих возможностей, которая из них будет обречена на несуществование, а какая будет актуализирована. Какой-то выбор будет сделан раз и навсегда – этот бессмертный след на песке времени! В каждое мгновение человек должен решать, плохо или хорошо то, что будет памятником его существованию.

Вы можете предсказать перемещение машины или автомата, вы можете даже попытаться предсказать механизмы или “динамику” человеческой психики: но человек – нечто большее, чем психика.

Слишком долго, около полувека психиатрия пыталась рассматривать человеческую душу как механизм и, следовательно, терапию душевных заболеваний как технику. Я утверждаю, что этот сон существовал только во сне. Теперь на горизонте стала маячить не психологизированная медицина, а скорее гуманизированная психиатрия.

Врач, продолжающий рассматривать тем не менее свою роль главным образом как роль техника, должен признаться, что он видит больного не иначе, как машину, вместо того, чтобы видеть человека по ту сторону болезни!

Человек не есть еще одна вещь среди вещей, вещи определяют друг друга, но человек в конце концов сам себя определяет. То, чем он станет, это, наряду с ограничениями, накладываемыми его способностями и окружением, определяется тем, что он делает из самого себя. В концентрационном лагере, например, в этой живой лаборатории и в испытаниях на этой земле, мы были свидетелями того, что некоторые из наших товарищей вели себя как свиньи, в то время как другие были святыми. Человек имеет в себе обе эти возможности, и то, которая из них будет актуализирована, зависит от его решения, а не от условий.

Виктор Франкл. Поиск смысла жизни и логотерапия.

Психология личности. Сборник, М., МГУ, 1982, с. 118-126.

Источник:
Виктор ФРАНКЛ
Логотерапия, или, как ее называют некоторые авторы, третья Венская школа психотерапии, занимается смыслом человеческого существования и поисками этого смысла. Согласно логотерапии борьба за смысл
http://www.psichology.vuzlib.su/book_o508_page_5.html

Доктор вершинной психологии Виктор Франкл о смысле жизни

Доктор вершинной психологии Виктор Франкл о смысле жизни

Виктор Эмиль Франкл (26 марта 1905 — 2 сентября 1997) — австрийский психиатр, психолог и невролог, бывший узник нацистского концентрационного лагеря. Известен как создатель логотерапии — метода экзистенциального психоанализа, ставшего основой Третьей Венской школы психотерапии.

В мире нет такой ситуации, которая не содержала бы ядро смысла. Но мало наполнять жизнь смыслом, надо воспринимать ее как миссию, осознавая свою ответственность за конечный результат. Виктор Франкл

В молодости, решая, кем ему стать — карикатуристом или психотерапевтом, Виктор Франкл сказал себе: «Как карикатурист я смогу подмечать человеческие слабости и недостатки, а как психотерапевт я смогу увидеть за сегодняшними слабостями возможности для их преодоления». Письма, приходившие из разных стран, со словами «Доктор Франкл, ваши книги изменили всю мою жизнь» стали лучшим подтверждением того, что выбор он сделал правильный.

В юности меня, как и многих, мучил вопрос: кому нужна моя жизнь? Ответы я искала везде, но помогали в основном книги: Ричард Бах, Томас Манн, Герман Гессе… Они не давали рецептов, а ставили новые вопросы, но это было даже интересно. И когда отец принес только что изданную книгу Виктора Франкла «Человек в поисках смысла», я почувствовала себя путником, который мучился от жажды и вдруг увидел бьющий из-под земли родник. Слово смысл было для меня тогда знаком узнавания, о смысле много говорили в аудиториях, на кухне, под звездным небом…

Книгу я прочитала за одну ночь и, закрыв последнюю страницу, уже знала, что еще не раз к ней вернусь. И возвращаюсь до сих пор, пытаясь понять человека, который писал ее, основываясь на собственном опыте, так как сознавал, что иначе объяснить кому бы то ни было смысл жизни невозможно.

Познать себя можно только действуя, а не размышляя. Гёте

Виктор Франкл… Кем он был? Профессором неврологии, профессиональным психотерапевтом? Альпинистом, покорявшим горные вершины? Летчиком, совершившим свой первый самостоятельный полет в 67 лет? Композитором, чья музыка звучит в популярных телепередачах? Узником концлагеря, выжившим в нечеловеческих условиях вопреки всему? Добрым гением, чьи книги помогают излечиваться от скуки и суеты? Всем этим и многим еще. Но прежде всего — Человеком, умевшим в каждом разглядеть то хорошее, что, может быть, спит до поры до времени. Разглядеть и разбудить…

Виктор Франкл родился в 1905 году в Вене, его детство и юность пришлись на сложные годы Первой мировой войны, экономических кризисов и психологической нестабильности. Вместе с ними в мальчике росла потребность найти свое место в мире. Тринадцатилетним подростком, услышав от учителя, что жизнь в конечном итоге не что иное, как процесс окисления, Франкл не выдержал и вскочил с места с вопросом: «А в чем же тогда смысл жизни?» Пытаясь найти некий уравновешивающий принцип, который лежит в основе всей Вселенной, он в школьные годы исписал несколько записных книжек, дав им громкое название: «Мы и мироздание». Все это время, борясь с отчаянием и непониманием, Франкл вырабатывал в себе иммунитет против нигилизма.

Возможно, кто-то подумает, что ему самой судьбой было уготовано стать психотерапевтом, ведь как раз в это время в Вене активно развивалась школа Фрейда и чуть позже появилась школа индивидуальной психотерапии его оппонента Адлера. Возможно, но Франкл не остановился на их идеях, он продолжал искать.

Виктор Франкл в молодости.

В 1928 году, стремясь предотвратить самоубийства среди студентов, он открыл центр консультирования молодежи в Вене и вместе с единомышленниками победил эту проблему: впервые за много лет количество самоубийств среди молодых людей начало сокращаться. В 1930 году Франкл получил степень доктора медицины и продолжал работать в области клинической психиатрии. Он стремился, чтобы люди, обращающиеся к нему, начали сознавать, что они свободны изменить что-то в мире к лучшему и изменить к лучшему себя, если это необходимо.

Когда задумываешься о таких людях, невольно задаешь себе вопрос: а я так смогу? Смогу следовать правилам, которые выработал для себя Франкл:

  1. Относиться к самым маленьким делам с таким же вниманием, как и к самым большим. И делать самые большие дела так же спокойно, как и самые маленькие.
  2. Стараться делать все как можно быстрее, а не в последний момент.
  3. Сначала делать все неприятные дела, а уже потом приятные.

Вроде бы просто, но… Особенно страдал второй пункт, и я всегда находила себе оправдание. Этим, наверное, и отличалась от Франкла, ведь, если ему не удавалось придерживаться правил, он мог по нескольку дней не разговаривать сам с собой.

Лишь вершина человека — это человек. Парацельс

Но самое главное в работе психотерапевта не техники и приемы. Франкл был готов отвечать на телефонные звонки в любое время суток, искать разные варианты объяснений и всегда стремился за клиническим случаем разглядеть человека. Он считал, что картина болезни — это лишь шарж, тень человека и быть психиатром можно только ради человеческого в больном и ради духовного в человеке. Многие пациенты Франкла признавались, что от непоправимых поступков их удерживала благодарность человеку, который был готов выслушать их даже в три часа ночи и умел увидеть в них то хорошее, во что они сами давно перестали верить.

Виктор Франкл с женой.

В концлагере Франкл организовал службу психологической помощи заключенным, узнавал о тех, кто терял цель и смысл жизни, и старался помочь им… Он видел, как загадочное «упрямство духа» позволяло людям оставаться свободными даже в концлагере и не зависеть от условий, в которые они попали. «Здесь в лагере были люди, у которых всегда находилось доброе слово, чтобы поддержать товарища, они готовы были делиться последним куском хлеба. Конечно, они были немногочисленны — эти люди, которые выбрали для себя возможность сохранить свою человечность, но они подавали другим пример, и этот пример вызывал цепную реакцию».

В нечеловеческих условиях выдерживали не те, кто был крепче, а те, кому было ради чего жить. Уже после войны Франкл писал: «Будучи профессором в двух областях, неврологии и психиатрии, я хорошо сознаю, до какой степени человек зависит от биологических, психологических и социальных условий, но, кроме того, я еще человек, выживший в четырех концентрационных лагерях, — и потому являюсь свидетелем того, до какой неожиданной степени человек способен бросить вызов самым тяжелым условиям, которые только можно себе представить».

Франклу тоже было ради чего жить, ведь он хранил рукопись книги с первым вариантом учения о смысле и заботился о том, чтобы она уцелела, а когда это не удалось, надеялся ее восстановить. В тифозном бараке концлагеря он смог, отводя приступы горячки, использовать возбуждение и интеллектуальный подъем для того, чтобы воссоздать свой научный труд, — 16 бредовых ночей Франкл делал в потемках краткие стенографические записи на крошечных обрывках бумаги.

Если мы принимаем людей такими, какие они есть, мы делаем их хуже. Если же мы относимся к ним так, как будто они таковы, какими им следует быть, мы помогаем им стать такими, какими они в состоянии стать. Гёте

Его внутренняя жизнь продолжалась, он представлял, как после войны будет рассказывать обо всем пережитом, мысленно общался с женой — это помогло ему не сломаться. «Я понял, что любовь проникает далеко за пределы сущности любимого человека, позволяя душе отрываться от существования узника… Все больше и больше я испытывал чувство, что жена присутствует здесь, что она со мной, что я могу прикоснуться к ней, — взять ее руки в мои», — писал Франкл. Он видел жену в птице, присевшей рядом с ним на землю, ее лицо было ярче лучей заходящего солнца, и никто в те минуты не смог бы убедить его, что это не так. Иногда сердце оказывается мудрее, чем ум, считал Франкл. И иногда разумнее не быть слишком разумным…

В том, что Франклу удалось выжить, есть, наверное, и доля случайности. Его переводили из лагеря в лагерь, он попадал в списки смертников, работал с инфекционными больными, пытался бежать… Но если бы не «упрямство духа», умение слышать судьбу и голос совести, ему не помогла бы никакая случайность.

После войны, вернувшись в Вену, Франкл пришел к своему другу Паулю Пологу и рассказал ему о смерти родителей, брата и жены. Он не мог не плакать: «Когда с кем-то происходит подобное, когда человека подвергают подобным испытаниям, то все это должно иметь какой-то смысл. У меня есть чувство, что меня что-то ожидает, что я к чему-то предназначен». Никто не смог понять его лучше старого друга, ведь справиться с кризисом предстояло самому Франклу. «Страдание имеет смысл, только если оно меняет меня к лучшему», — писал он. И, как никто, понимал, что любые лекарства, помогающие заглушить боль утраты и забыть тех, кого ты любил, — не помогут. Но вокруг Франкл видел людей, которые тоже испытывали такую же боль, были растерянны, одиноки и тоже нуждались в помощи, и он вновь нашел смысл: «Смысл моей жизни в том, чтобы помогать другим увидеть смысл в своей жизни».

Свой опыт и переживания Франкл описал в книге «Психолог в концентрационном лагере», которая вышла вскоре после войны. Он хотел издать ее анонимно, не думая, что кто-то ею заинтересуется, и только друзья убедили его все-таки поставить свое имя. Именно эта работа стала самой известной.

Виктор Франкл на лекции.

В 1946 году Виктор Франкл становится директором Венской неврологической поликлиники, с 1947 года начинает преподавать в Венском университете, пишет одну за другой несколько книг. Его «Человек в поисках смысла» переводится на 24 языка. С 1960-х годов он много ездит по миру и чувствует, что в это относительно мирное время проблема смысла жизни стала еще актуальнее. В послевоенном мире, более динамичном, более развитом и богатом, люди обрели больше возможностей и перспектив, но стали утрачивать осмысленность жизни.

Франкл назвал свою психотерапию вершинной, потому что видел в человеческой душе высоты, к которым нужно стремиться. И говорил, что человеку надо помочь обрести мужество духовно жить, напомнить ему, что у него есть дух. «Несмотря на нашу веру в человеческий потенциал человека, мы не должны закрывать глаза на то, что человечные люди являются… меньшинством, — писал Франкл. — Но именно поэтому каждый из нас чувствует вызов присоединиться к этому меньшинству». Человек чем-то похож на самолет, шутил он. Самолет может ездить и по земле, но, чтобы доказать, что он самолет, он должен подняться в воздух. Так же и мы: если мы остаемся на земле, никто и не догадается, что мы сможем полететь.

Когда Франкла просили сказать, в чем смысл жизни, он улыбался. Ведь универсального, единственно правильного ответа на этот вопрос нет. У каждого человека и у каждого мгновения смысл свой, уникальный. «В мире нет такой ситуации, которая не содержала бы ядро смысла, — считал Франкл. — Но мало наполнять жизнь смыслом, надо воспринимать ее как миссию, осознавая свою ответственность за конечный результат».

Источник:
Доктор вершинной психологии Виктор Франкл о смысле жизни
В мире нет такой ситуации, которая не содержала бы ядро смысла.
http://marvin.ru/4736/

Франкл смысл жизни

Мы подошли к третьему фундаментальному допущению: после обсуждения свободы воли и воли к смыслу сам смысл становится предметом рассмотрения.

Давайте подведем итоги. Жизнь можно сделать осмысленной тремя способами: во-первых, через то, что мы даем жизни (ходе нашей созидательной работы); во-вторых, через то, что бы мы берем от мира (пользуясь его благами); и в-третьих, через занимаемую нами позицию в отношении судьбы, которую уже нельзя изменить (в случае неизлечимой болезни, неоперабельного рака и т. д.). Как бы то ни было, человек не избавлен от того, чтобы сталкивается со своей ограниченностью, которая включает то, что я называю трагической триадой человеческого бытия, а именно, — болью, смертью и виной. Под болью я имею в виду страдание; две другие составляющие трагической триады представляют собой двойственный факт человеческой смертности и неизбежности ошибок.

Акцентирование этих трагических аспектов человеческой жизни не является чрезмерным, как это может показаться на первый взгляд. В частности, страх старости и смерти является весьма распространенным в современной культуре, и Эдит Уейскопф-Джоелсон, профессор психологии, утверждает, что логотерапия помогает противостоятв этим исключительно распространенным тревогам американцев. Я считаю — и это является принципом логотерапии, — что ограниченность жизни нисколько не принижает ее смысловую наполненность. То же касается неизбежности ошибок. Поэтому нет нужды подкреплять позицию бегства наших пациентов от реальности трагической триады бытия.

А сейчас давайте вернемся к теме страдания. Вы уже могли слышать историю, которую я так люблю рассказывать своей аудитории, потому что она очень хорошо «проясняет смысл страдания». Пожилой доктор в Вене обратился ко мне за помощью — после смерти своей жены он никак не мог избавиться от преследовавшей его жестокой депрессии. Я спросил его: «Что бы случилось, доктор, если бы вы умерли первым, и ваша жена пережила бы вас?» На что он ответил: «Это было бы ужасно для нее; как же она должна была бы страдать!» Я сказал: «Как видите, доктор, она смогла избежать этого страдания, и именно вы избавили ее от страдания, но теперь вы должны жить и оплакивать ее». Старик внезапно увидел свое горе в новом свете и стал по-другому оценивать свои страдания, они приобрели для него смысл в той жертве, которую он приносит ради жены.

Даже если эта история знакома вам, вы не знаете, как прокомментировал ее один американский психоаналитик несколько месяцев назад. Выслушав историю, он встал и сказал: «Я понимаю, что вы хотите сказать, доктор Франкл; однако если мы будем исходить из того факта, что ваш пациент так глубоко страдал от смерти своей жены, потому что бессознательно он всегда ненавидел ее. »

Если вам интересна моя реакция, я сказал: «Прекрасно, после того, как пациент пролежал на вашей кушетке пятьсот часов, вы промываете ему мозги и внушаете ему веру в то, о чем он должен сказать, — да, доктор, вы правы, я всю жизнь ненавидел свою жену, я никогда не любил ее. » Я сказал ему также:

«Вы преуспели в том, чтобы лишить старика драгоценного сокровища, которым он все еще обладал, — его идеального брака, который он создал, их истинной любви. в то время как я преуспел в том, чтобы за одну минуту существенно изменить его состояние, принести ему облегчение».

Из этого не следует, что человек всегда в состоянии найти правильный ответ или верное решение каждой проблемы, а также смысл своего бытия. Скорее, верно обратное: как конечное существо, человек не гарантирован от совершения ошибки и поэтому рискует ошибиться. Я хочу еще раз процитировать Гёте, который сказал: «Мы должны всегда целиться в бычий глаз, несмотря на то что знаем, что не сможем попадать в него всегда». Или, говоря более прозаически: мы должны стараться достичь самого лучшего — в противном случае мы не сможем добиться даже относительно хорошего.

Когда речь шла о воле к смыслу, я говорил о смысловой ориентации и смысловой конфронтации; коль скоро речь зашла о смысле жизни, я должен сказать о смысловой, или экзистенциальной, фрустрации. Это то, что можно назвать коллективным неврозом нашего времени. Декан одного американского университета рассказал мне, что в своей работе он постоянно сталкивался со студентами, которые жаловались на бессмысленность жизни и которые пребывали в пустоте, которую я назвал «экзистенциальным вакуумом». С этим связано немало случаев самоубийств среди студентов.

Кроме этого, следует сказать о так называемой глубинной психологии, которую кто-то называет высшей психологией. Эта психология справедлива для высших проявлений человека, его чаяний, включая разочарования. Фрейд был достаточно гениален, чтобы сознавать ограниченность своей системы, как тогда, когда он признался Людвигу Бинсвангеру в том, что он «всегда ограничивал» себя «первым этажом и фундаментом здания»[10].

Один психолог — представитель высшей психологии в смысле, обозначенном выше, сказал, что нужны «убеждения и вера, достаточно сильные, чтобы они воодушевили людей очиститься и побудили их жить и умирать за нечто более величественное и прекрасное, нечто большее, чем они сами» и что студентов следует учить тому, что «идеалы — то, без чего невозможно выжить»[11].

Кто же этот психолог — представитель высшей психологии, которого я только что цитировал? Автор — не логотерапевт, не психотерапевт, не психиатр и не психолог, это астронавт Джон Гленн, представитель действительно «высшей» психологии.

Источник:
Франкл смысл жизни
Мы подошли к третьему фундаментальному допущению: после обсуждения свободы воли и воли к смыслу сам смысл становится предметом рассмотрения. Давайте подведем итоги. Жизнь можно сделать
http://rumagic.com/ru_zar/sci_psychology/frankl/0/j4.html

(Visited 1 times, 1 visits today)

П О П У Л Я Р Н О Е

Задачи по конфликтологии с ответами Задачи по конфликтологии с ответамиВопросы и ответы теста по Конфликтологии. Количество вопросов: 70 Список тем:… (17)

Мужчина отводит взгляд Мужчина отводит взгляд Почему мужчина, который очень нравится не смотрит мне в глаза при разговоре?… (17)

Маникюр на очень короткие ногти Маникюр для очень коротких ногтейКороткие ногти опять в моде. Бум на длинные наращённые ногти постепенно… (15)

COMMENTS