Как я спас свой брак

Как я спас свой брак

Автор книги «Как — я — спас брак и — разрешил семейные проблемы» получил пожизненный срок рок (1 — фото)

Автор книги «Как я спас брак и разрешил семейные проблемы» получил пожизненный срок рок (1 фото)

5 февраля 33-летний американец Дерек Медина получил пожизненный срок за убийство своей жены. Мужчина прославился тем, что сразу после совершения преступления опубликовал на Фейсбуке снимок трупа своей супруги с подписью «Покойся с миром Дженнифер Алонсо».
В судье Медина до последнего заявлял, что убийство было совершено в рамках самозащиты. Он говорил, что Дженнифер регулярно била его, а в свой последний день взялась за нож, после чего он был вынужден от

Однако судью эти доводы не убедили, так как Медина не только опубликовал снимок, но и выпустил в супругу целую обойму, хотя для самообороны хватило бы и предупредительного выстрела.

В своём последнем слове Медина обвинил во всём Барака Обаму и коррупцию.

Медина также известен, как автор книги «Как я спас чью-то жизнь, брак и разрешил семейные проблемы с помощью общения», которую до сих пор можно купить в американских интернет-магазинах.

После инцидента с женой издание на Amazon получило множество издевательских рецензий, авторы которых использовали различные выражения, отсылающие к стрельбе «Эта книга — не промах», «Эта книга — прямо в яблочко» и другие англоязычные аналоги.

Источник:
Автор книги «Как — я — спас брак и — разрешил семейные проблемы» получил пожизненный срок рок (1 — фото)
Фото на тему книга, тюрьма, убийство, факты. От пользователя Sonay. Только самые свежие, интересные и прикольные фото и новости на ФишкахКнига, тюрьма, убийство, факты за 09.02.2016 от Sonay на Fishki.net
http://fishki.net/1843626-avtor-knigi-kak-ja-spas-brak-i-razreshil-semejnye-problemy-poluchil-pozhiznennyj-srok—rok.html

Как я спас свой брак

Моя старшая дочка, Дженна, недавно рассказала: «Когда я была маленькой, больше всего боялась, что вы с мамой разведетесь. Когда мне было 12, я решила, что вы так часто ссоритесь, что вам лучше бы развестись». Затем Дженна улыбнулась и добавила: «Я рада, что вы, мои дорогие, все-таки все свои проблемы решили».

Многие годы мы с Керри, моей женой, испытывали трудности. Сейчас я уже и не вспомню, что именно помогло нам сблизиться вновь, уж точно не наши характеры, которые, мягко говоря, не очень подходили друг другу. Чем дольше длился наш брак, тем больше наши различия были заметны. Когда я стал «богатым и знаменитым», наш брак и вовсе стал трещать по швам – проблемы только усилились. Нам настолько сложно стало уживаться вместе, что каждый мой книжный тур я воспринимал как отдушину и отдых друг от друга. Хотя почти всегда оказывалось, что за этот отдых приходилось «расплачиваться» шумным возвращением. Ссоры стали регулярными, а мирная жизнь уже казалась невообразимой роскошью. Мы расставили вокруг себя заградительные стены, чтобы защитить себя от негатива. Развод был близок. И сама тема уже неоднократно была нами обсуждена.

Когда силы меня оставили, опустошенный и сломленный я сел на пол душевой комнаты и заплакал. В глубине моего отчаяния ко мне пришло озарения. Рик, ты не можешь ее изменить. Но ты можешь измениться сам. И в этот момент я начал молиться. Если я не могу изменить ее, измени меня, Боже. Моя молитва затянулась до поздней ночи. И я молился весь следующий день, пока летел домой. Молился, когда входил в дом, где меня встречала холодная жена, которая, казалось, едва меня узнала. В ту ночь, когда мы лежали в кровати, в сантиметрах друг от друга и одновременно в сотнях световых лет, ко мне пришло новое озарение. Я знал, что надо делать.

На следующее утро я повернулся лицом к Керри и спросил: «Что мне сделать, чтобы твой день был сегодня лучше?»

Керри взглянула на меня гневно: «Что?»

– Что мне сделать, чтобы твой день сегодня был лучше?
– Ты ничего не сможешь сделать, – сказала она. – Почему ты это спрашиваешь?
– Потому что я серьезно это говорю, – сказал я. — Я правда хочу знать, что мне сделать, чтобы твой день был лучше.

Она взглянула на меня с явным недоверием: «Хочешь что-то сделать? Сделай уборку на кухне». Мне кажется, она ждала очередной вспышки гнева. Я же кивнул и пошел убираться.

На следующий день я задал тот же самый вопрос. Глаза ее сузились и я услышал: «Уберись в гараже».

Я глубоко вздохнул. День мой уже был спланирован, а задание это, я был уверен, мне дали просто так, без какого-либо смысла. Мне очень хотелось в тот момент взорваться и наорать. Но я сказал: «Хорошо». Следующие два часа я провел в гараже. Керри не знала, что и подумать. Пришло следующее утро. Вопрос был тот же.

– Ничего не надо делать, – сказала моя жена. – Ничего. Перестань спрашивать меня об этом.
– Извини меня, конечно, – сказал я. – Но я дал себе обещание, которое не нарушу. Как мне сделать так, чтобы твой день был лучше.
– Зачем тебе это все?
– Потому что я люблю тебя, – сказал я. – и наш брак тоже.

На следующее утро я задал тот же вопрос. И на следующее. И на утро после него. Где-то на второй неделе произошло чудо. Когда я задал свой, уже ставший привычным, вопрос, Керри заплакала, а потом разрыдалась. Когда она немного успокоилась, то объяснила: «Хватит меня спрашивать об этом. Проблема не в тебе, проблема во мне. Со мной очень трудно жить. Я вообще не понимаю, почему ты от меня не уходишь».

Я нежно взял ее за подбородок и заставил ее посмотреть мне в глаза: «Потому что я тебя люблю. Что мне сделать, чтобы твой день был лучше».

– Да это мне надо тебя об этом спрашивать.
– Надо, – сказал я. – но не сейчас. Сейчас меняться нужно мне. Ты должна понять, как много ты для меня значишь.

Тут она положила свою голову мне на грудь: «Прости меня. Я была с тобой такой злой».

– Я тебя люблю, – сказал я.
– Я тебя тоже, – услышал я в ответ.
– Что мне сделать, чтобы твой день был лучше?

Она посмотрела на меня, с каким-то милым выражением на лице: «Может сегодня вместе куда-нибудь сходим?»

Я улыбнулся и сказал: «О, мне нравится эта идея».

Свой вопрос я продолжил задавать весь следующий месяц. Мы перестали ссориться. А потом Керри спросила меня: «А мне что делать? Как мне стать для тебя лучшей женой?»

И это разрушило последние стены между нами. Мы начали честно обсуждать, что нам нужно от жизни, как сделать жизнь друг друга легче и счастливее. Конечно, не все проблемы нам удалось решить. И не могу сказать, что после этого мы ни разу не поссорились. Но тон наших ссор изменился. Не только их частота снизилась, в них не было того накала, что раньше. Мы словно забрали кислород у этих ссор. Во время ссор мы перестали стараться сделать друг другу побольнее.

Керри и я прожили в браке уже больше тридцати лет. Я не только ее люблю, мне она очень нравится. Мне нравится проводить с ней время. Мне постоянно ее не хватает, когда ее нет рядом. Она очень мне нужна. Многие наши различия в какой-то момент превратились в наши сильные стороны, а какие-то и вовсе сошли на нет. Мы научились заботиться друг о друге, и, самое главное, мы обрели желание это делать.

Брак – штука нелегкая. Но и родителем быть сложно, и в форме себя держать, и книжки писать. И все, что важно в моей жизни, далось мне нелегко. Идти по жизни с кем-то рядом – это великий дар. Еще я понял, что в браке исцеляются наши самые непривлекательные части характера. А таковые есть у нас всех.

Со временем я понял, что наш опыт был иллюстрацией более широкого урока о браке. Вопрос, который каждый супруг должен задавать своей второй половине: «Что я могу сделать, чтобы твой день был лучше?» Это и есть любовь. Романы о любви, а я написал несколько таких, всегда о желании и о «жили они счастливо с тех пор». Но дело в том, что «жили они счастливо» не результат желания. Ну или результат не того желания, которым обычно наполнены любовные романы. Настоящая любовь – это не желание обладать человеком, а желание счастья для него. Иногда даже ценой собственного счастья. Настоящая любовь – это не попытка сделать из объекта любви точную копию себя самого. Это расширение собственных возможностей заботиться и терпеливо делать все, чтобы любимому человеку было хорошо. Все остальное – это лишь вариации эгоизма.

Не посмею утверждать, что мой случай с Керри подойдет для каждого. Я даже не посмею утверждать, что имеет смысл спасать все браки. Но я несказанно рад за себя, что моя семья все еще в действии, и у меня есть жена, мой лучший друг, с которой я просыпаюсь рядом каждое утро. И еще я благодарен за то, что время от времени, десятилетия спустя, один из нас поворачивается к другому и спрашивает: «Что я могу сделать, чтобы твой день был лучше?» И не важно, тебе задают этот вопрос или ты – ради этого стоит просыпаться.

Источник:
Как я спас свой брак
Посвящаю это своей дорогой и драгоценной.
http://www.hristiane.ru/blog/kak-ya-spas-svoj-brak

Как я спас свой брак

Моя старшая дочка, Дженна, недавно рассказала: «Когда я была маленькой, больше всего боялась, что вы с мамой разведетесь. Когда мне было 12, я решила, что вы так часто ссоритесь, что вам лучше бы развестись». Затем Дженна улыбнулась, и добавила: «Я рада, что вы, мои дорогие, все-таки все свои проблемы решили».

Многие годы мы с Керри, моей женой, испытывали трудности. Сейчас я уже и не вспомню, что именно помогло нам сблизиться вновь, но уж точно не наши характеры, которые, мягко говоря, не очень подходили друг другу. Чем дольше длился наш брак, тем больше наши различия были заметны. Когда я стал «богатым и знаменитым», наш брак и вовсе стал трещать по швам — проблемы только усилились. Нам настолько сложно стало уживаться вместе, что каждый мой книжный тур я воспринимал как отдушину и отдых друг от друга. Хотя почти всегда оказывалось, что за этот отдых приходилось «расплачиваться» шумным возвращением. Ссоры стали регулярными, а мирная жизнь уже казалась невообразимой роскошью. Мы расставили вокруг себя заградительные стены, чтобы защитить себя от негатива. Развод был близок. И сама тема уже неоднократно была нами обсуждена.

Когда силы меня оставили, опустошенный и сломленный, я сел на пол душевой комнаты и заплакал. В глубине моего отчаяния ко мне пришло озарение.

Рик, ты не можешь ее изменить. Но ты можешь измениться сам. И в этот момент я начал молиться. Если я не могу изменить ее, измени меня, Боже. Моя молитва затянулась до поздней ночи. И я молился весь следующий день, пока летел домой. Молился, когда входил в дом, где меня встречала холодная жена, которая, казалось, едва меня узнала. В ту ночь, когда мы лежали в кровати, в сантиметрах друг от друга и одновременно в сотнях световых лет, ко мне пришло новое озарение. Я знал, что надо делать.

Самое главное — это то, что электронный журнал ничем не отличается от печатного.
Это не веб-страница, а настоящий журнал, для чтения которого не нужен Интернет.
Загрузите его на ваш компьютере или КПК и наслаждайтесь увлекательными
материалами точно так же, как вы бы делали это, держа журнал в руках.

Источник:
Как я спас свой брак
Моя старшая дочка, Дженна, недавно рассказала: «Когда я была маленькой, больше всего боялась, что вы
http://www.invictory.info/article1088.html

КАК Я СПАС СВОЙ БРАК

КАК Я СПАС СВОЙ БРАК

Моя старшая дочка, Дженна, недавно рассказала: «Когда я была маленькой, больше всего боялась, что вы с мамой разведетесь. Когда мне было 12, я решила, что вы так часто ссоритесь, что вам лучше бы развестись». Затем Дженна улыбнулась и добавила: «Я рада, что вы, мои дорогие, все-таки все свои проблемы решили».

Многие годы мы с Керри, моей женой, испытывали трудности. Сейчас я уже и не вспомню, что именно помогло нам сблизиться вновь, уж точно не наши характеры, которые, мягко говоря, не очень подходили друг другу. Чем дольше длился наш брак, тем больше наши различия были заметны. Когда я стал «богатым и знаменитым», наш брак и вовсе стал трещать по швам – проблемы только усилились. Нам настолько сложно стало уживаться вместе, что каждый мой книжный тур я воспринимал как отдушину и отдых друг от друга. Хотя почти всегда оказывалось, что за этот отдых приходилось «расплачиваться» шумным возвращением. Ссоры стали регулярными, а мирная жизнь уже казалась невообразимой роскошью. Мы расставили вокруг себя заградительные стены, чтобы защитить себя от негатива. Развод был близок. И сама тема уже неоднократно была нами обсуждена.

Когда силы меня оставили, опустошенный и сломленный я сел на пол душевой комнаты и заплакал. В глубине моего отчаяния ко мне пришло озарения. Рик, ты не можешь ее изменить. Но ты можешь измениться сам. И в этот момент я начал молиться. Если я не могу изменить ее, измени меня, Боже. Моя молитва затянулась до поздней ночи. И я молился весь следующий день, пока летел домой. Молился, когда входил в дом, где меня встречала холодная жена, которая, казалось, едва меня узнала. В ту ночь, когда мы лежали в кровати, в сантиметрах друг от друга и одновременно в сотнях световых лет, ко мне пришло новое озарение. Я знал, что надо делать.

На следующее утро я повернулся лицом к Керри и спросил: «Что мне сделать, чтобы твой день был сегодня лучше?»

Керри взглянула на меня гневно: «Что?»

– Что мне сделать, чтобы твой день сегодня был лучше?

– Ты ничего не сможешь сделать, – сказала она. – Почему ты это спрашиваешь?

– Потому что я серьезно это говорю, – сказал я. — Я правда хочу знать, что мне сделать, чтобы твой день был лучше.

Она взглянула на меня с явным недоверием: «Хочешь что-то сделать? Сделай уборку на кухне». Мне кажется, она ждала очередной вспышки гнева. Я же кивнул и пошел убираться.

На следующий день я задал тот же самый вопрос. Глаза ее сузились и я услышал: «Уберись в гараже».

Я глубоко вздохнул. День мой уже был спланирован, а задание это, я был уверен, мне дали просто так, без какого-либо смысла. Мне очень хотелось в тот момент взорваться и наорать. Но я сказал: «Хорошо». Следующие два часа я провел в гараже. Керри не знала, что и подумать. Пришло следующее утро. Вопрос был тот же.

– Ничего не надо делать, – сказала моя жена. – Ничего. Перестань спрашивать меня об этом.

– Извини меня, конечно, – сказал я. – Но я дал себе обещание, которое не нарушу. Как мне сделать так, чтобы твой день был лучше.

– Зачем тебе это все?

– Потому что я люблю тебя, – сказал я. – и наш брак тоже.

На следующее утро я задал тот же вопрос. И на следующее. И на утро после него. Где-то на второй неделе произошло чудо. Когда я задал свой, уже ставший привычным, вопрос, Керри заплакала, а потом разрыдалась. Когда она немного успокоилась, то объяснила: «Хватит меня спрашивать об этом. Проблема не в тебе, проблема во мне. Со мной очень трудно жить. Я вообще не понимаю, почему ты от меня не уходишь».

Я нежно взял ее за подбородок и заставил ее посмотреть мне в глаза: «Потому что я тебя люблю. Что мне сделать, чтобы твой день был лучше».

– Да это мне надо тебя об этом спрашивать.

– Надо, – сказал я. – но не сейчас. Сейчас меняться нужно мне. Ты должна понять, как много ты для меня значишь.

Тут она положила свою голову мне на грудь: «Прости меня. Я была с тобой такой злой».

– Я тебя люблю, – сказал я.

– Я тебя тоже, – услышал я в ответ.

– Что мне сделать, чтобы твой день был лучше?

Она посмотрела на меня, с каким-то милым выражением на лице: «Может сегодня вместе куда-нибудь сходим?»

Я улыбнулся и сказал: «О, мне нравится эта идея».

Свой вопрос я продолжил задавать весь следующий месяц. Мы перестали ссориться. А потом Керри спросила меня: «А мне что делать? Как мне стать для тебя лучшей женой?»

И это разрушило последние стены между нами. Мы начали честно обсуждать, что нам нужно от жизни, как сделать жизнь друг друга легче и счастливее. Конечно, не все проблемы нам удалось решить. И не могу сказать, что после этого мы ни разу не поссорились. Но тон наших ссор изменился. Не только их частота снизилась, в них не было того накала, что раньше. Мы словно забрали кислород у этих ссор. Во время ссор мы перестали стараться сделать друг другу побольнее.

Керри и я прожили в браке уже больше тридцати лет. Я не только ее люблю, мне она очень нравится. Мне нравится проводить с ней время. Мне постоянно ее не хватает, когда ее нет рядом. Она очень мне нужна. Многие наши различия в какой-то момент превратились в наши сильные стороны, а какие-то и вовсе сошли на нет. Мы научились заботиться друг о друге, и, самое главное, мы обрели желание это делать.

Брак – штука нелегкая. Но и родителем быть сложно, и в форме себя держать, и книжки писать. И все, что важно в моей жизни, далось мне нелегко. Идти по жизни с кем-то рядом – это великий дар. Еще я понял, что в браке исцеляются наши самые непривлекательные части характера. А таковые есть у нас всех.

Со временем я понял, что наш опыт был иллюстрацией более широкого урока о браке. Вопрос, который каждый супруг должен задавать своей второй половине: «Что я могу сделать, чтобы твой день был лучше?» Это и есть любовь. Романы о любви, а я написал несколько таких, всегда о желании и о «жили они счастливо с тех пор». Но дело в том, что «жили они счастливо» не результат желания. Ну или результат не того желания, которым обычно наполнены любовные романы. Настоящая любовь – это не желание обладать человеком, а желание счастья для него. Иногда даже ценой собственного счастья. Настоящая любовь – это не попытка сделать из объекта любви точную копию себя самого. Это расширение собственных возможностей заботиться и терпеливо делать все, чтобы любимому человеку было хорошо. Все остальное – это лишь вариации эгоизма.

Не посмею утверждать, что мой случай с Керри подойдет для каждого. Я даже не посмею утверждать, что имеет смысл спасать все браки. Но я несказанно рад за себя, что моя семья все еще в действии, и у меня есть жена, мой лучший друг, с которой я просыпаюсь рядом каждое утро. И еще я благодарен за то, что время от времени, десятилетия спустя, один из нас поворачивается к другому и спрашивает: «Что я могу сделать, чтобы твой день был лучше?» И не важно, тебе задают этот вопрос или ты – ради этого стоит просыпаться.

Источник:
КАК Я СПАС СВОЙ БРАК
КАК Я СПАС СВОЙ БРАК Моя старшая дочка, Дженна, недавно рассказала: «Когда я была маленькой, больше всего боялась, что вы с мамой разведетесь. Когда мне было 12, я решила, что вы так часто
http://beremennostinfo.ru/kak-ya-spas-svoj-brak-767330

Как я спас свой брак от развода

Как я спас свой брак от развода. Это работает! — Ричард Пол Эванс

Посвящаю это своей дорогой и драгоценной. У меня есть жена, мой лучший друг, с которой я просыпаюсь рядом каждое утро. Опубликовано на веб-портале imbf.org

Моя старшая дочка, Дженна, недавно рассказала: «Когда я была маленькой, больше всего боялась, что вы с мамой разведетесь. Когда мне было 12, я решила, что вы так часто ссоритесь, что вам лучше бы развестись». Затем Дженна улыбнулась и добавила: «Я рада, что вы, мои дорогие, все-таки все свои проблемы решили».

Многие годы мы с Керри, моей женой, испытывали трудности. Сейчас я уже и не вспомню, что именно помогло нам сблизиться вновь, уж точно не наши характеры, которые, мягко говоря, не очень подходили друг другу. Чем дольше длился наш брак, тем больше наши различия были заметны. Когда я стал «богатым и знаменитым», наш брак и вовсе стал трещать по швам – проблемы только усилились. Нам настолько сложно стало уживаться вместе, что каждый мой книжный тур я воспринимал как отдушину и отдых друг от друга. Хотя почти всегда оказывалось, что за этот отдых приходилось «расплачиваться» шумным возвращением. Ссоры стали регулярными, а мирная жизнь уже казалась невообразимой роскошью. Мы расставили вокруг себя заградительные стены, чтобы защитить себя от негатива. Развод был близок. И сама тема уже неоднократно была нами обсуждена.

Когда силы меня оставили, опустошенный и сломленный я сел на пол душевой комнаты и заплакал. В глубине моего отчаяния ко мне пришло озарения. Рик, ты не можешь ее изменить. Но ты можешь измениться сам. И в этот момент я начал молиться. Если я не могу изменить ее, измени меня, Боже. Моя молитва затянулась до поздней ночи. И я молился весь следующий день, пока летел домой. Молился, когда входил в дом, где меня встречала холодная жена, которая, казалось, едва меня узнала. В ту ночь, когда мы лежали в кровати, в сантиметрах друг от друга и одновременно в сотнях световых лет, ко мне пришло новое озарение. Я знал, что надо делать.

На следующее утро я повернулся лицом к Керри и спросил: «Что мне сделать, чтобы твой день был сегодня лучше?»

Керри взглянула на меня гневно: «Что?»

– Что мне сделать, чтобы твой день сегодня был лучше?– Ты ничего не сможешь сделать, – сказала она. – Почему ты это спрашиваешь?– Потому что я серьезно это говорю, – сказал я. — Я правда хочу знать, что мне сделать, чтобы твой день был лучше.

Она взглянула на меня с явным недоверием: «Хочешь что-то сделать? Сделай уборку на кухне». Мне кажется, она ждала очередной вспышки гнева. Я же кивнул и пошел убираться.

На следующий день я задал тот же самый вопрос. Глаза ее сузились и я услышал: «Уберись в гараже».

Я глубоко вздохнул. День мой уже был спланирован, а задание это, я был уверен, мне дали просто так, без какого-либо смысла. Мне очень хотелось в тот момент взорваться и наорать. Но я сказал: «Хорошо». Следующие два часа я провел в гараже. Керри не знала, что и подумать. Пришло следующее утро. Вопрос был тот же.

– Ничего не надо делать, – сказала моя жена. – Ничего. Перестань спрашивать меня об этом.– Извини меня, конечно, – сказал я. – Но я дал себе обещание, которое не нарушу. Как мне сделать так, чтобы твой день был лучше.– Зачем тебе это все?– Потому что я люблю тебя, – сказал я. – и наш брак тоже.

На следующее утро я задал тот же вопрос. И на следующее. И на утро после него. Где-то на второй неделе произошло чудо. Когда я задал свой, уже ставший привычным, вопрос, Керри заплакала, а потом разрыдалась. Когда она немного успокоилась, то объяснила: «Хватит меня спрашивать об этом. Проблема не в тебе, проблема во мне. Со мной очень трудно жить. Я вообще не понимаю, почему ты от меня не уходишь».

Я нежно взял ее за подбородок и заставил ее посмотреть мне в глаза: «Потому что я тебя люблю. Что мне сделать, чтобы твой день был лучше».

– Да это мне надо тебя об этом спрашивать.– Надо, – сказал я. – но не сейчас. Сейчас меняться нужно мне. Ты должна понять, как много ты для меня значишь.

Тут она положила свою голову мне на грудь: «Прости меня. Я была с тобой такой злой».

– Я тебя люблю, – сказал я.– Я тебя тоже, – услышал я в ответ.– Что мне сделать, чтобы твой день был лучше?

Она посмотрела на меня, с каким-то милым выражением на лице: «Может сегодня вместе куда-нибудь сходим?»

Я улыбнулся и сказал: «О, мне нравится эта идея».

Свой вопрос я продолжил задавать весь следующий месяц. Мы перестали ссориться. А потом Керри спросила меня: «А мне что делать? Как мне стать для тебя лучшей женой?»

И это разрушило последние стены между нами. Мы начали честно обсуждать, что нам нужно от жизни, как сделать жизнь друг друга легче и счастливее. Конечно, не все проблемы нам удалось решить. И не могу сказать, что после этого мы ни разу не поссорились. Но тон наших ссор изменился. Не только их частота снизилась, в них не было того накала, что раньше. Мы словно забрали кислород у этих ссор. Во время ссор мы перестали стараться сделать друг другу побольнее.

Керри и я прожили в браке уже больше тридцати лет. Я не только ее люблю, мне она очень нравится. Мне нравится проводить с ней время. Мне постоянно ее не хватает, когда ее нет рядом. Она очень мне нужна. Многие наши различия в какой-то момент превратились в наши сильные стороны, а какие-то и вовсе сошли на нет. Мы научились заботиться друг о друге, и, самое главное, мы обрели желание это делать.

Брак – штука нелегкая. Но и родителем быть сложно, и в форме себя держать, и книжки писать. И все, что важно в моей жизни, далось мне нелегко. Идти по жизни с кем-то рядом – это великий дар. Еще я понял, что в браке исцеляются наши самые непривлекательные части характера. А таковые есть у нас всех.

Со временем я понял, что наш опыт был иллюстрацией более широкого урока о браке. Вопрос, который каждый супруг должен задавать своей второй половине: «Что я могу сделать, чтобы твой день был лучше?» Это и есть любовь. Романы о любви, а я написал несколько таких, всегда о желании и о «жили они счастливо с тех пор». Но дело в том, что «жили они счастливо» не результат желания. Ну или результат не того желания, которым обычно наполнены любовные романы. Настоящая любовь – это не желание обладать человеком, а желание счастья для него. Иногда даже ценой собственного счастья. Настоящая любовь – это не попытка сделать из объекта любви точную копию себя самого. Это расширение собственных возможностей заботиться и терпеливо делать все, чтобы любимому человеку было хорошо. Все остальное – это лишь вариации эгоизма.

Не посмею утверждать, что мой случай с Керри подойдет для каждого. Я даже не посмею утверждать, что имеет смысл спасать все браки. Но я несказанно рад за себя, что моя семья все еще в действии, и у меня есть жена, мой лучший друг, с которой я просыпаюсь рядом каждое утро. И еще я благодарен за то, что время от времени, десятилетия спустя, один из нас поворачивается к другому и спрашивает: «Что я могу сделать, чтобы твой день был лучше?» И не важно, тебе задают этот вопрос или ты – ради этого стоит просыпаться.

Приглашаем посетить конференцию Центра «Благословение Отца» и получить от Господа исцеление от болезней, освобождение от демонов, духовный прорыв.

3-5 мая 2019. Исторический крусейд в Карачи. Пакистан для Иисуса. Приглашаем молитвенных, медиа и финансовых партнеров. Присоединяйтесь к преображению Пакистана.

Источник:
Как я спас свой брак от развода
Посвящаю это своей дорогой и драгоценной. У меня есть жена, мой лучший друг, с которой я просыпаюсь рядом каждое утро.
http://www.imbf.org/semyam/kak-ja-spas-svoj-brak-ot-razvoda-ehto-rabotaet-richard-pol-ehvans.html

Реальная история о том, как я спасла брак незнакомой мне пары

Реальная история о том, как я спасла брак незнакомой мне пары

Еду в аэроэкспрессе, а предо мной бурно выясняет отношения одна молодая семейная пара. Ссора по всем правилам: тут и швыряние телефоном (в мужчину), и вырывание сумок (женщиной), и легкая потасовка (обоюдная), и вопли на весь вагон: «Дурак… козел… пошел ты … уйду и сына заберу…» (женские), и слезы (женские), и угрюмое молчание (мужское).

В общем, обычная сцена, среднестатистическая после долгого отпуска между уставшими друг от друга людьми, одна из которых в экзистенциальном ПМС-ном кризисе.

Я в это время разговаривала по телефону и собеседник, слыша все эти вопли, спрашивает, чего происходит.

А я ему и отвечаю громко, что вот буквально на моих глазах становится на одного свободного мужчину больше, представляешь… вот буквально 5 минут и все, ну и плюс месяца 2 на развод… и я тут такая первая в очереди, ага… нет, не знаю про их имущество… да, ребенок есть, один… да, это не страшно, это всего 25% алиментов от з/п… да, симпатичный… да, нравится…

Парочка притихла и пялилась на меня. Я все это говорила и улыбалась мужчине. А мужчина улыбнулся мне в ответ и, когда пересел от своей жены на другой ряд, то еще пару раз поворачивался в мою сторону и мы еще улыбались друг другу.

Его жена еще немного поплакала, встала, презрительно на меня зыркнула и пересела к своему мужу, где что-то ему начала нежно ворковать и целовать в шею. Когда они выходили из вагона, она крепко его держала под руку и пару раз зло на меня посмотрела.

Я фея. Я спасла пару от развода.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook v

Источник:
Реальная история о том, как я спасла брак незнакомой мне пары
Реальная история о том, как я спасла брак незнакомой мне пары
http://karapuzzi.ru/realnaya-istoriya-o-tom-kak-ya-spasla-brak-neznakomoj-mne-pary.html

(Visited 1 times, 1 visits today)

П О П У Л Я Р Н О Е

Загадки на выкуп невесты Загадки на выкуп невесты Получай статьи на почту Добавляйся в… (4)

Как узнать врет ли парень о чувствах Как понять что мужчина - вретВ статье представлены частые вопросы… (4)

Женатый мужчина оказывает знаки внимания Как мужчина оказывает знаки вниманияПо мнению многих, чтобы расположить женщину… (4)

Женатый мужчина дева влюбился Влюбленный мужчина Дева – поведение в отношенияхЗнаком Дева, как известно,… (3)

Как подставить человека 7 способов: как красиво поставить человека на место7 способов: как… (3)

COMMENTS