Как жить с болью

Жить здорово!

Как справиться с болью в пояснице. Жить здорово! Фрагмент выпуска от 19.06.2017

Плеер автоматически запустится (при технической возможности), если находится в поле видимости на странице

Размер плеера будет автоматически подстроен под размеры блока на странице. Соотношение сторон — 16?9

Плеер будет проигрывать видео в плейлисте после проигрывания выбранного видео

Дача — это место, где отдыхать некогда; иногда после ударного труда в саду или на огороде поясница начинает болеть. Ведущие расскажут, какие лекарственные средства помогут справиться с болью, и покажут несколько несложных упражнений, которые растянут мышцы и снимут спазм, являющийся причиной болевых ощущений.

Герман Гандельман и Дмитрий Шубин о проекте «Жить здорово!» в эфире программы «Доброе утро» от 13.10.2017

Елена Малышева и Дмитрий Шубин о проекте «Жить здорово!» в эфире программы «Доброе утро» от 02.10.2017

Записки кардиолога Германа Гандельмана. Жить здорово! Фрагмент выпуска от 13.03.2018

Елена Малышева о проекте «Жить здорово!» в эфире программы «Доброе утро» от 22.09.2017

Генетический тест. Герман Гандельман. Здоровье. Фрагмент выпуска от 20.11.2016

Генетический тест. Узнаем прошлое Дмитрия Шубина. Здоровье. Фрагмент выпуска от 13.11.2016

Личный список Елены Малышевой. Александр Румянцев. Здоровье. Фрагмент выпуска от 17.07.2016

Личный список Елены Малышевой. Игорь Бранован. Здоровье. Фрагмент выпуска от 17.09.2017

Личный список Елены Малышевой. Лейла Адамян. Здоровье. Фрагмент выпуска от 03.04.2016

Личный список Елены Малышевой. Михаил Коновалов. Здоровье. Фрагмент выпуска от 11.02.2018

Личный список Елены Малышевой. Лейла Адамян. Здоровье. Фрагмент выпуска от 24.07.2016

Брат-близнец Елены Малышевой — Алексей Шабунин. Здоровье. Фрагмент выпуска от 13.03.2016

Полное или частичное копирование материалов запрещено.

При согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс.

Код для вставки в блоги и другие ресурсы, размещенный на нашем сайте, можно использовать без согласования.

Трансляция эфира возможна исключительно при использовании плеера и системы онлайн-вещания Первого канала.

Как справиться с душевной болью?

Говорят, что даже камни умеют чувствовать. Что же говорить о людях? Мы приходим в этот мир, наделённые нежной, трепетной душой, созданной для добра и любви, и не выдерживаем в столкновении со злом и ненавистью. Светлые и легко ранимые, грубые и почти бесчувственные – какими бы мы не были, но каждый из нас рано или поздно натыкается на свою боль, цепкими когтями впивающуюся в его душу и терзающую её, подобно беспощадному зверю. А может и вместе с ним, ведь никогда нельзя сказать, чего в душе человека больше – его самого или того чужого, страшного, что тянет нас к погибели.

Душа может «болеть» по разным причинам. Нас предали, ограбили, унизили, не полюбили. С нами не захотели считаться. Нам не захотели помочь. Мы хотели жить беззаботно и счастливо, но лишились дома и работы. Мы мечтали о взаимной любви, но она оказалась призрачной дымкой. Мы ждали от жизни радости и веселья, а получили болезни и смерти. Наконец, мы просто оглянулись вокруг себя и поняли, что мир не отличается особым совершенством: всё в нём на редкость уродливо и неправильно, начиная с людей и заканчивая государствами. Что нам делать с этим? Как жить? Как справиться с душевной болью, повергающей нас в уныние или (того хуже) – в отчаяние? И нужно ли это? Точного ответа на эти вопросы не существует.

Профессиональные психологи обычно знают, как справиться с душевной болью. На этот случай у них припасено множество практических и, в какой-то мере, эффективных советов. Большинство из них предлагают решать свои проблемы, взглянув на них с другой точки зрения. Но этот метод срабатывает ровно до тех пор, пока мы не исчерпываем свои «смотровые площадки».

Какими бы мудрыми и самодостаточными мы себе не казались, в одиночку нам тяжело решать свои проблемы. Друзья, коллеги, родственники – даже самые милые, добрые и всепонимающие – не в состоянии заполнить ту пустоту, которая поражает нашу душу в наиболее горький для неё период.

Родственники погибших над Синаем: как жить с этой болью?

Родственники погибших над Синаем: как жить с этой болью?

«Когда мы узнали, что в Египте разбился российский лайнер, то в голове словно по щелчку пронеслись вспышки нашей трагедии, которая произошла в 2006 году, когда самолет разбился под Донецком. Включили телевизор. А там камеры оператора выхватывают лица людей в аэропорту, их глаза, тогда еще полные надежды. А вдруг… Мы смотрели и вспоминали. Свои первые минуты жизни после трагедии, часы, дни, месяцы. ». Так описывают свои эмоции люди, которые потеряли своих родных в авиакатастрофе, произошедшей 9 лет назад. Именно они протянули руку помощи тем, кто все эти 40 дней нуждался в поддержке.

Что переживают люди, которые потеряли родных в авиакатастрофах, как скоро утихнет боль, кому не по силам будет справиться с утратой близкого человека — в этом материале.

На протяжении 40 дней мы держали связь с родственниками погибших в теракте.

Одни охотно шли на контакт. Другие держали боль в себе, вежливо отказывались от любых разговоров. Третьи и вовсе будто закрылись в панцире и не подпускали к своей беде лишних людей.

Но боль потери не отпускала никого.

Те, кому удалось быстро опознать своих близких и похоронить, выдохнули.

Но большинство тел визуальному опознанию не поддавалось. Родным этих погибших пришлось ждать результатов экспертизы ДНК.

— Сначала нам говорили, что ДНК-экспертизы продлятся неделю. Затем сроки продлили до 2 недель, а потом наступила тишина, — рассказывают те, кто не дождался 31 октября рейса из Шарм-эль-Шейха. — Нам никто не звонил, ни о чем не оповещал. От безысходности мы обивали пороги морга, просили показать еще раз тела погибших. Смотрели. Не узнавали. Уходили. На следующий день, как на работу, приходили снова. У нас был телефон следователя. Один на всех. В какой-то момент там перестали поднимать трубку. Если кому-то удавалось дозвониться, слышали: «Перезвоните позже». Обрывали «горячую линию». Нервы были на пределе. Собирались идти на митинг к Следственному комитету, чтобы нам отдали тела родных. Было страшно, что не успеем до 40 дней предать земле близких людей.

Успели. Но не все.

Результаты экспертизы ДНК родственникам погибших начали выдавать на прошлой неделе. В порядке общей очереди. Первыми в списке стояли петербуржцы. Затем — жители регионов.

— Если люди знали, что тело их родственников отдадут 8 декабря, то заранее договаривались с кладбищем о похоронах на 9-е число, — рассказывают пострадавшие. — Никто не хотел хоронить своих по истечении 40 дней. Все надеялись… А вот как жить после 40 дней — мы не знаем. Говорят, легче станет через год. Это правда.

«Прохождение визуального опознания в морге многим нанесло серьезные психологические травмы»

Сейчас в семье трое детей, младшей — 4 года.

«Жить дальше возможно. Только сначала будет очень трудно», — говорят супруги.

Зачем дальше жить — они не понимали долго. Пока не решили помогать другим.

— Знаете, почему мы взялись помогать людям, которые потеряли близких в авиакатастрофах? Потому что поняли, что помочь другим пережить такую трагедию могут лишь те, кто сам однажды оказался в такой же ситуации. Когда произошла наша катастрофа, мы не понимали, что делать, куда бежать. В какой-то момент у нас возникли проблемы с компенсациями, мы должны были вести борьбу, судиться. В одиночку справиться с навалившимися проблемами оказалось не по силам. И тогда мы объединились, создали организацию, оформили ее юридически.

— Вы тоже столкнулись с проблемами выдачи компенсаций?

— Сейчас родственникам погибших должны выдать по 2 млн рублей за каждого погибшего. Какие суммы обещали вам?

— В итоге вы-то получили по 2 млн рублей?

— Сколько же вам выплатили помимо 12 тысяч рублей?

— Это то, что удалось выбить по суду?

— Сколько длились ваши суды?

— У родственников жертв теракта над Синайским полуостровом тоже возникли серьезные проблемы с выплатами компенсаций. Судя по всему, 2 млн получат не все.

— Вам удалось объединить все семьи погибших в авиакатастрофе над Донецком?

— В 2010 году вы открыли центр психологической помощи?

— Вы общаетесь с теми людьми, которых коснулся теракт над Синайским полуостровом?

— Вы объясняете им, что время лечит?

— После крушения А-321 в соцсетях активизировались мошенники. Появились непонятные фонды для сбора средств.

— Куда могут пойти собранные деньги?

— Алексей, люди, которые пережили авиакатастрофу в 2006 году, уже вернулись к нормальной жизни?

— Экспертиза ДНК останков жертв теракта длилась почти месяц? В вашей ситуации вы тоже долго ждали результатов?

— Кто-то отказывался от визуального опознания, положившись только на экспертизу ДНК?

«Я просмотрел все 170 тел погибших, но своих не нашел»

Спасло то, что Георгий — активист. Оставшись один, он собрал близких людей остальных погибших. Нашел их номера телефонов, верил, что вместе людям легче переживать горе. Ефименко полностью погрузился в общественную работу. Он даже не думал, что сможет когда-нибудь создать новую семью. Но вышло так, что в 2008 году у него родилась дочка.

— Поведение людей, которые потеряли близких в теракте, отличалось от вашего поведения тогда, в 2006 году?

— К психологам много людей обращалось?

— Почему так затянулся процесс опознания в этот раз? Только сейчас начали выдавать результаты экспертизы ДНК.

— Ходили слухи, что некоторые родственники погибших отказывались проходить визуальную процедуру опознания, поскольку не хватало моральных сил.

— Если целого тела не сохранилось, как тогда быть?

— Ошибки при опознании случаются часто?

«В первые годы после трагедии умерло много тех, кто не смог справиться с горем»

— Родственники погибших в авиакатастрофе под Донецком еще пробовали выбить компенсацию с авиакомпании за моральный вред?

— Сейчас возникает много неприятных ситуаций, связанных с дележкой компенсации между родственниками. Вам удалось избежать этих проблем?

— Среди тех, кто не дождался своих родных в 2006 году, есть те, кто не справился с горем?

— Ваш мемориал находится на территории Донецка. Кто-то следит за ним?

— Оглядываясь назад, вы можете сказать, когда людям, которые похоронили близких, станет легче?

Когда готовился текст, от родственников погибших в авиакатастрофе над Синайским полуостровом пришла информация: «То, чего все боялись, — случилось. Нашли не всех. Не знаем, как теперь близкие, которым не удалось похоронить своих, будут жить. »

Фибромиалгия: Как я живу с непроходящей болью

Чуть меньше месяца назад Леди Гага рассказала в твиттере, что страдает сильной болью по причине фибромиалгии; певице пришлось лечь в больницу и отменить часть запланированных концертов. Фибромиалгию называют «невидимой болезнью», потому что у неё нет внешних проявлений, кроме тех, что испытывает сам пациент: постоянной боли в мышцах и костях всего тела, усталости и нарушений сна.

Откуда берётся это заболевание, пока неизвестно — есть гипотеза, что при фибромиалгии мозг некорректно обрабатывает нервные импульсы, многократно усиливая болевые сигналы. При анализах или рентгенологическом обследовании никаких изменений не находят, а диагноз зачастую не могут поставить годами. Аня Кузьминых рассказала нам, что ощущает человек с фибромиалгией и с какими трудностями приходится сталкиваться ей и её семье.

Мне двадцать три, сейчас я живу в Нижнем Новгороде: рисую, пишу сценарий и прохожу наблюдение у врачей — психиатра и психотерапевта. Как-то четыре года назад, когда я училась во ВГИКе, у меня заболела спина — я, само собой, решила, что проблема в плохом матрасе, и купила себе новый — навороченный, для принцесс на горошине. С блаженством ложилась на него каждый вечер, но боль никуда не уходила. Тогда меня больше всего беспокоили спина и шея.

Рейд по врачам занял больше года — в центре Дикуля мне диагностировали остеохондроз, и я несколько месяцев ходила к ним на процедуры: ЛФК, мануальную терапию, физиотерапию. Вздрагиваю, когда вспоминаю: каждый день после учёбы, которую и так еле выносишь из-за боли, мне приходилось брать сумку со спортивной формой и куда-то ехать на метро, с пересадками. Для человека с фибромиалгией это ад — но тогда я не знала, что со мной, ждала, что вот-вот поможет, думала, что нужны регулярность и немного терпения.

Я твёрдо уверена, что с самого начала врачи в том же центре Дикуля понимали, что дело не в остеохондрозе — не может же из-за небольшого смещения шейных позвонков болеть всё тело. Потом была клиника Мясникова — тот же ответ, обезболивающие уколы и так далее. Никто не верил, что после уколов кетонала или чего-то ещё мне не становится легче ни на йоту. Врачи стали косо на меня смотреть: я выпрашивала новокаиновые блокады, которые притупляли боль примерно на час, и иногда мне их делали. В основном, правда, кололи обычные обезболивающие и миорелаксанты, а ещё рекомендовали посетить психиатра. О фибромиалгии в России почти никто не знает, а если всё болит, но мы не можем вылечить — то вам к психиатру.

Фибромиалгия — это когда больно всё. Больно сидеть, больно стоять, больно двигаться, спать больно. Больно от того, от чего никак не должно

Уже несколько лет я веду дневник, его печатают в журналах «Искусство кино» и «Знамя», но при этом он очень личный. Несколько лет назад я описывала фибромиалгию так: «Фибромиалгия — это когда больно всё. Больно сидеть, больно стоять, больно двигаться, спать больно. Больно от того, от чего никак не должно. Больно рукопожатие, больно случайно облокотиться о стол, больно открыть ручку двери. Немеет язык и губы. Чувство интоксикации. Жар. Одна боль перетекает в другую, потом каждая вливается в предыдущую. Жжение, нытьё, резь. Это может быть что угодно и когда угодно. Зависимостей не существует. Обезболивающего тоже. Чуть ослабевает что-то одно, ты пытаешься надышаться, но сразу падаешь в другое».

У меня очень адекватные родители, и они поддерживали и поддерживают меня во всём. Но, если честно, двадцать четыре часа в сутки выносить тяжелобольного человека не по силам никому. За годы моя болезнь стала чем-то вроде обычного предмета интерьера — тумбочкой, например. А самая большая проблема с этим заболеванием — о нём никто ничего не знает. Ни врачи, ни больные. Откуда болезнь берётся и как её убрать — не знает пока никто.

К сожалению, фибромиалгия — не только боль. Со временем появляются серьёзные проблемы с печенью из-за огромного количества лекарств и вторичный иммунодефицит, когда организм не способен ничего перебороть. При этом вылечить болезнь не получается. С самого начала мне давали обезболивающие, которые не помогали, миорелаксанты, чтобы снять спазм в мышцах; полтора месяца я лежала в стационаре и проходила процедуры — мне то делали физиотерапию, то просто рекомендовали поспать. Там же, в больнице, когда через месяц врачи поняли, что их методы не работают, они выписали мне самые очевидные, назначаемые во всём мире при фибромиалгии препараты: прегабалин и антидепрессант. Правда, в выписке всё равно написали какую-то ерунду, будто побоялись признать, что у них была пациентка с фибромиалгией.

Меня не раз направляли к ревматологу, которая ставила предварительный диагноз системной красной волчанки. Результаты анализа крови каждый раз это опровергали. При этом системная красная волчанка и фибромиалгия действительно связаны — они часто бывают у одного человека одновременно или развиваются одно из другого. В итоге именно ревматолог поставил мне диагноз «фибромиалгия», а позже его подтвердили хорошие неврологи и психиатры. Поскольку фибромиалгиия толком не изучена, мною занимаются три врача: невролог, ревматолог и психиатр — неплохой набор получается.

Сначала я ждала, что вот-вот найдут этот неведомый диагноз и скажут, почему всё так болит. Потом я узнала диагноз и поняла, что лекарства нет. Я, наверное, до сих пор до конца не приняла это

К сожалению, ограничения, которые накладывает эта болезнь, уже не просто ограничения, а полностью новый образ жизни. Раньше я могла в течение дня навести порядок, сходить в магазин, что-то приготовить и ещё с кем-то пообщаться вечером. Сейчас бывают благоприятные дни, когда я могу сделать что-то одно из списка дел, и неблагоприятные, когда приходится просто лежать. Конечно, бывают и поездки или переезды — это всё очень болезненно и неудобно. Важно возить с собой рецепты. В Берлине, где мне подтвердили диагноз, но тоже не знают, как лечить, мне милосердно выдали опиоидные обезболивающие — конечно, если они при себе, то и рецепт тоже лучше держать в сумке.

Ещё, поскольку ты выглядишь здоровым человеком, бывает очень трудно просить о помощи. Но сейчас я уже на всех наплевала и вообще не поднимаю свою сумку; подхожу к любому человеку, прошу помощи, и мне помогают. Бывают совершенно несуразные ситуации. В Москве на вокзале, кажется, Ленинградском, я не успела на поезд и должна была дожидаться следующего. Конечно же, мне было очень больно, хоть и под таблетками. Там есть такое ограждение, за которым стулья, — но пускают туда только людей с инвалидностью. Инвалидности у меня нет, потому что доказать её в России невозможно. Я знаю американцев и европейцев, у которых она есть — и существенно облегчает жизнь в такие моменты.

Сначала я ждала, что вот-вот найдут этот неведомый диагноз и скажут, почему всё так болит. Потом я узнала диагноз и поняла, что лекарства нет. Я, наверное, до сих пор до конца не приняла это. Полтора года после постановки диагноза я просто лежала лицом в подушку. Были моменты, когда я помыться сама не могла от боли. Из моей жизни стал исчезать ВГИК, где я учусь на сценариста. Там куча проектов — а я просто лежу дома. Месяц за месяцем. Я не могу договориться о встрече — вдруг будет обострение? Мне нужно работать, нужно писать сценарии и снимать фильмы, а я не знаю как. Если честно, я никакой не герой, не #fibrofighter (есть такой топовый тег в инстаграме) — я всего боюсь и вижу свою слабость. Мне очень нелегко — но я продолжаю жить изо дня в день.

Я думаю, что даже с постоянной болью, или биполярным расстройством, которое у меня тоже есть, или системной красной волчанкой, которая может в любой момент начаться, нужно пытаться вставать каждое утро и что-то делать. Да, первые полтора года я пролежала лицом в подушку и побывала в инвалидном кресле; даже сейчас бывает тяжело принять душ. Но есть и такие дни, когда я встаю и иду снимать кино, нахожусь на площадке и готова выпить все препараты мира, лишь бы остаться на волне — это единственное, что помогает. Я сделала свой первый фильм с Петром Мамоновым, показала его на мировых фестивалях, получила награды, готовлю следующую работу — всё с той же самой фибромиалгией, что и в начале. Для меня очень важно иметь что-то, ради чего стоит жить дальше. Не обязательно быть Леди Гагой, но найти смысл вставать каждое утро с такими болями — обязательно.

Источники:
Жить здорово!
Памятка для дачника: что делать, если после ударного труда в огороде у вас заболела поясница?
http://www.1tv.ru/shows/zhit-zdorovo/syuzhety/kak-spravitsya-s-bolyu-v-poyasnice-zhit-zdorovo-fragment-vypuska-ot-19-06-2017
Как справиться с душевной болью?
Как справиться с душевной болью. Основные причины из-за которых может болеть душа. Можно ли справиться с душевной болью без Бога. Как по-настоящему справиться с душевной болью.
http://kakimenno.ru/psihologiya/1156-kak-spravitsya-s-dushevnoy-bolyu.html
Родственники погибших над Синаем: как жить с этой болью?
40 дней прошло со времени гибели 224 человек в авиакатастрофе A321 над Синайским полуостровом. Психологи утверждают, что для родственников погибших
http://zakon-i-poryadok.com/2015/12/rodstvenniki-pogibshih-nad-sinaem-kak-zhit-s-etoy-bolyu.html
Фибромиалгия: Как я живу с непроходящей болью
«Инвалидности у меня нет, потому что доказать её в России невозможно» — Wonderzine
http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/experience/229788-fibromyalgia

COMMENTS