Приспособление психология

Мир Психологии

Подобно языку, наука имеет свой тончайше устроенный аппарат, свой «орган», в формах которого постигается содержание исследуемой действительности.

Систему этих форм, не извне прилагаемых к содержанию, а изнутри его организующих, назовем категориальным аппаратом.

Согласно философской традиции, под категориями имеются в виду наиболее общие, предельные понятия (такие, например, как «количество», «качество», «форма», «содержание» и т.д.). Они действительны для любых проявлений, умственной активности, на каких бы объектах она ни концентрировалась.

Когда же объектом этой активности становится отдельный фрагмент бытия (в нашем случае психическая реальность), аппарат философских категорий, продолжая определять движение исследовательской мысли, оказывается недостаточным, чтобы освоить данный конкретный фрагмент, превратить его в предмет научного знания. Этот предмет выстраивается благодаря функционированию системы специально-научных категорий. Именно она, развиваясь исторически, позволяет осмыслить изучаемое явление не только глобально (под категориями количества и качества, возможности и действительности и т.п.), но также в его специфических характеристиках, отличающих определенную область знания от всех остальных.

В теоретическом «знаниевом» плане эта область представлена в совокупности взаимосвязанных понятий, закрепленных в терминах, признаки которых указывают на признанное наукой существенным для данного разряда явлений (например, в психологии выделяются признаки, по которым мышление отграничивается от восприятия, эмоциональные процессы — от волевых, ценностные ориентации личности — от ее способностей и т.д.). В словаре терминов и в многообразии их сочетаний перед нами простирается освоенное наукой «знаниевое» поле — в его основных разграничительных линиях, компонентах и связях между ними.

Развитие науки — это изменение и состава знания и его форм, от которых он неотчленим. Они и образуют систему категорий — «сетку». Ее невозможно отслоить от аппарата научного познания. В преобразованиях, которые он испытывает в процессе роста знания, наиболее устойчивыми являются именно эти «сетки». Они определяют зону и направленность видения эмпирически данного и образуют каркас программ по его исследованию с целью теоретического освоения.

Сколь нераздельны бы ни были «знаниевый» и деятельностный планы науки, они неслияниы.

В категориях представлен деятельностный план. Они — рабочие принципы мысли, ее содержательные формы, организующие процесс исследования. Они не могут быть отъединены от содержания. Так, за категорией психического образа стоит множество явлений, обозначаемых такими терминами, как «ощущение», «восприятие», «представление» и т.д. Соединяемое с этими терминами выражает богатство знания, накопленного наукой в отношении определенного слоя психической реальности, а именно всего, что относится к представленности в ней внешних объектов и их свойств.

Категория образа, включая это содержание, не исчерпывается его обобщением, не сводится к тому, что концентрирует в себе признаки, которые присущи ощущениям, представлениям и т.д.

Ведь ее предназначение в том, чтобы организовать и направить исследовательский поиск, выполнить рабочую функцию в конкретных проблемных ситуациях. А для этого она должна включать накопленный предшествующий опыт разработки определенной сферы реальности (скажем, изученное в отношении образной «ткани» психической реальности) в особый контекст, а именно деятельностный. Поэтому научной категории (например, психического образа), в отличие от научного понятия (например, понятия об ощущении, восприятии, представлении и др.), присуща своего рода биполярность. Она относится и к полюсу знания, так как включает в свое содержание признаки, указывающие на независимый от нее объект, и к полюсу деятельности, так как организует и направляет процесс мышления на поиск новых решений (касающихся, например, вопроса о механизмах формирования образа, его детерминации и т.п.).

Решая эти задачи, исследователь оперирует категорией психического образа. Полученный им результат, в свою очередь, может произвести в этой категории сдвиг. Изучение, например, зависимости зрительной перцепции от мышечных ощущений (Ч. Белл, Г. Гельмгольц и др.) произвело сдвиг в категории образа, раскрыв факторы (детерминанты), определяющие «нроеци-рованность» образа вовне, объяснив механизм, под действием которого субъект локализует восприятие не в нервном устройстве, где оно возникает, а во внешнем предметном мире. Изучение роли установки (Узнадзе и его школа) показало зависимость образа от психической преднастройки. Изучение различий в функциях правого и левого полушария (Р. Спери) позволило разграничить в общей картине познания внешних объектов сенсорный образ и умственный, выяснить характер их взаимоотношений.

«Орудийный» характер категории не может быть раскрыт, если рассматривать ее изолированно, «в себе», безотносительно к системе других категорий, принципов и проблем. Невозможно мыслить психическую реальность над одной категорией (например, образа или действия).

Уровень функционирования других блоков может при этом оставаться прежним. Но из того, что он не претерпевает существенных изменений, отнюдь не следует, будто другие категории, сопряженные со ставшей в структуре данной концепции сверхаенной, отпадают и не имеют сколько-нибудь существенного значения для ее своеобразия и дальнейшего развития.

Обращаясь к психологии того периода, когда иаучно-категориальный аппарат уже сформировался, можно заметить, что структурирование различных блоков этого аппарата происходило весьма неравномерно. Так, категория мотива получила гипертрофированное развитие в учении Фрейда.

Вокруг нее центрировались все основные теоретические кон­струкции этого учения, отбирались эмпирические феномены (касающиеся неосознаваемой аффективной сферы личности, психического развития, процессов творчества и пр.).

Означает ли это, что в категориальном «профиле» мышления Фрейда и его последователей не было представлено ничего, кроме категории мотивации? Отнюдь нет. Мыслить психическое под одной категорией, как уже отмечалось, в принципе невозможно, так же как, например, мыслить, если взять уровень философских категорий, категорию движения отрешенно от категорий пространства и времени. Конечно, в целях философского анализа рефлексирующий ум вправе выбрать в качестве отдельной от других проблему времени или проблему пространства и подвергнуть ее специальному, углубленному разбору. Но в реальной работе исследователя пространственно-временных объектов эти объекты постигаются не иначе как посредством всей системы категорий в качестве особой органичной целостности.

Переход из «знаниевого» плана анализа науки в деятельностниый требует рассматривать категории не только с точки зрения их предметного содержания. Они действуют в мышлении лишь тогда, когда «обслуживают» проблемные ситуации, решаемые исходя из объяснительных принципов. Поэтому категориальный аппарат конкретной науки построен не из «чистых» категорий самих по себе. Он является столько же категориальным, сколько объяснительным и проблемным.

Имя категориального ему присвоено условно, с тем чтобы подчеркнуть, что в категориях концентрируются те главные достижения процесса исследований данной объективной сферы, благодаря которым становится возможным ее дальнейшее познание.

Роль организатора и регулятора этого процесса категории способны играть только в силу своей сопряженности с объяснительными принципами, придающими им рабочий характер.

Научное знание не ограничивается описанием и классификацией феноменов. Категории, отображая большие разряды явлений, фиксируют различие между ними и вместе с тем вскрывают их своеобразие не иначе как на основе определенных приемов или способов их объяснения. Так как эти способы действительны для любой исследуемой области, они могут рассматриваться безотносительно к категориям. Но последние приобретают свой строй и смысл в зависимости от воплощенных в них объяснительных принципов.

Среди объяснительных принципов выделяются три: детерминизма, системности, развития. Они связаны между собой столь же нераздельно, как категории. Уже отмечалось, что под детерминизмом следует понимать зависимость явления от производящих его факторов. Что касается принципа системности, то он предполагает, что явление получает адекватное объяснение лишь тогда, когда оно рассматривается в качестве представляющего собой органичную часть определенным образом организованного комплекса, отграниченного от других комплексов и находящегося с ними в специфических отношениях. Еще один принцип — принцип развития — предполагает изучение явления с точки зрения того, как известное явление возникло, «какие главные этапы в своем развитии это явление проходило и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь» 1 .

1 Ленин В.И. О государстве. — Поли. собр. соч., т.39, с,67.

Эти общие объяснительные принципы не оставались на протяжении многовековой истории психологического познания неизменными. Каждый из них (а точнее, они совместно) претерпели ряд преобразований, от которых зависело также и обогащение конкретно-научных категорий новым содержанием. Масштабы преобразований были различны.

Может быть выделено несколько крупных исторических периодов, отделяемых одни от другого воистину революционными изменениями в системе объяснительных принципов и тем самым в структуре категорий и проблем. Применительно к изменениям в строе психологического познания при переходе от средневековья к новому времени радикальные сдвиги испытывает понимание детерминации человеческого поведения, его системного характера и развития. В отличие от предшествующего периода, детерминизм идентифицируется с той трактовкой причинности, какую утвердила новая механика, избавившаяся от «скрытых качеств», которыми наделяла материальные тела прежняя физика, от предполагаемой имманентной устремленности этих вещей к целям и др.

Складывается механодетерминистская трактовка поведения всех тел, в том числе и органических. Сам по себе детерминизм еще не означает системности. Он может идентифицироваться с представлением о каузальном взаимодействии дискретных частиц.

Именно такой подход восторжествовал в ту эпоху в учении о физической природе. Применительно же к телам органическим системность (обусловившая такие выдающиеся достижения на­уки, как открытие кровообращения и рефлекторной природы поведения) утвердилась, когда за образец была принята механически организованная система (машина). Что касается третьего принципа — развития, то в эру механодетерминизма развитие сводилось к усложнению исходных, далее неразложимых компонентов. На этих принципах в течение двух веков базировались все основные естественнонаучные концепции поведения; рефлекторная теория (воплотившая принцип машинообразности поведения), причинная теория ощущений (согласно которой ощущение — это эффект воздействия стимула на материальное тело), ассоциативная теория, объяснявшая Развитие психики на основе механического закона ассоциации сенсорных данных.

В середине XIX в. весь комплекс этих объяснительных прин­ципов претерпевает радикальные изменения. Механический де­терминизм уступает место биологическому. Система означает уже не конструкцию типа машины, а способный к саморегуляции и адаптации организм. Развитие мыслится по эволюционно-биологическому типу. Соответственно преобразуются все прежние воззрения на рефлекс, процесс сенсорного познания, генезис ассоциа­тивных структур и т.д.

Преобразования же эти, в свою очередь, захватывая теорети­ческий и эмпирический состав науки, порождали новые концеп­ции, идеи и открытия.

С переходом к био-, а затем психодетерминизму картина из­менилась. Весь категориальный состав психологического мышления приобрел новое содержание. Образ выступил не только как результат внешних влияний., но также как средство, которое «вы­лавливает» в среде сведения, пригодные для успешного выжива­ния системы.

Действие приобрело характер лабильного и служащего этим же целям. Столь же радикально изменяется и категория мотива. И он рассматривается в контексте активного обслуживания нужд системы, притом не только индивида, но и вида в целом (отсюда учение об инстинктах, об аффектах у человека как рудиментах некогда полезных реакций и т.д.). Новое категориальное оснащение психологической мысли (обусловленное преобразованием объяснительных принципов) запечатлело результат изучения проб­лем, справиться с которыми призван аппарат познания.

Как известно, работе мысли присуща вопросно-ответная фор­ма. Не видя «за таблицей категорий» проблем, мы бессильны понять ее смысл и содержание. В этом случае таблица выглядит как помещенный в конце учебника список решений неизвестных нам задач.

Проблема соответствия умственных продуктов их независимым от деятельности сознания объектам, равно как и ценность сен­сорного материала, служащего источником более сложных интел­лектуальных форм, неизменно остается важнейшей для научной психологии, для ее конкретных разработок (а не только для фи­лософской рефлексии). Другая крупная проблема возникает в связи с необходимостью постичь отношение психики человека к ее социальным детерминантам (психосоциальная проблема).

Так, глобальные проблемы психологии преобразовались в ло­кальные, решаемые посредством блока категорий (в приведенном примере действие — образ-мотив). Этот блок переходит из вирту­ального состояния в актуальное только тогда, когда субъект твор­чества оказывается в проблемной ситуации, с которой он спосо­бен справиться не иначе как посредством категориального аппа­рата. Здесь наблюдается нечто подобное формам языка (его ин­вариантным грамматическим структурам), которые актуализиру­ются только в ситуациях высказываний. Проходя через необозри­мое множество подобных ситуаций, язык становится историческим феноменом. Его формы изменяются, перестраиваются, обогаща­ются.

Равным образом в процессе решения проблем происходят сдви­ги в категориях психологического познания как в его содержа­тельных формах. Мы видим, что категории являются своего рода «инструментами», «орудиями», позволяющими обрабатывать пси­хологические объекты, извлекать из них новое содержание. В про­цессе обработки они сами трансформируются под давлением не­обходимости отразить свойства этих объектов, более адекватно, чем в прежний момент движения мысли.

Эудучи представлены в теоретико-эмпирическом составе на­уки, категории не существуют независимо от него и не выступают в качестве объекта рефлексии ученого, поглощенного решением конкретной предметной задачи (разработкой концепции, охваты­вающей определенный круг явлений, ее экспериментальной про­веркой, фиксацией результатов наблюдений и т.п.). Решая эту за­дачу, ученый формулирует ее на теоретическом языке.

При разноголосице теорий, которая, быть может, нигде не принимала столь упорный характер, как в психологии, в этой на­уке возникали продуктивные диалоги, в столкновении точек зре­ния проявлялись новые идеи, накапливалось позитивное знание, менялось общее представление о психической организации че­ловека.

Это было бы невозможно, если бы автор одной теории не понимал другого, не мог бы, встав на его точку зрения, перевести его суждения, высказанные на языке чуждой ему теории, на собственный язык. Выходит, что, хотя они и говорили на разных языках, хотя и придерживались различной интерпретации фак­тов, в их интеллектуальном устройстве имелись некоторые общие устойчивые точки. Ими и являлись компоненты категориального аппарата. Этот аппарат, подобно строю языка, — анонимен. Мы называем поименно авторов теорий. Можно, например, перечислить — от Декарта до Павлова — авторов теорий рефлекса. Но к категории рефлекса не может быть «припечатано» ни одно имя, сколь велико бы оно ни было.

центральное торможение в память об его открывателе назва­ли сеченовским. Но категориальное знание о нервном процессе (обогащенное этим открытием) вырабатывается множеством ис­следователей, ни один из которых — как значителен бы ни был его вклад — не имеет оснований претендовать на авторство.

Если мы и называем целые периоды в развитии какого-либо объяснительного принципа (например, детерминизма) именами отдельных героев драмы познания — Аристотеля, Декарта, Дар­вина, Сеченова, то делаем это не для того, чтобы отнести катего­риальное богатство эпохи за счет выдающейся фигуры, для ко­торой все остальное служило фоном, но с единственной целью — отграничить одну эпоху от другой.

Для выбора именно данной исторической фигуры в качестве символизирующей целый период (сотворенный в действительности множеством умов) имеются веские основания в составе и характере ее личных достижений.

Категориальный аппарат — развивающийся орган. В его общем развитии выделяются определенные стадии, или периоды. Сменяя друг друга, они образуют своего рода категориальную «карту», или «шкалу». Ориентируясь на нее, мы можем теперь приступить к нашей главной задаче: нанести на «карту» то научное событие, значение и место которого в развитии научно-психологического познания надлежит определить.

Сложность оценки научного достижения обусловлена многими факторами. Очевидно, что она не может быть сколько-нибудь аде­кватной, если достижение рассматривается само по себе, изоли­рованно от динамичного, исторически развивающегося контекста, вне которого невозможно определить характер сдвига, произве­денного им в наличном запасе знаний, степень новизны и влия­ния на последующий ход событий в науке.

Одно из преимуществ категориальной «шкалы» в том, что она позволяет наметить точку отсчета для диагностики уровня про-двинутости в проблеме, масштабности сдвига в категориальном аппарате. Поскольку «шкала» фиксирует инвариантное во всем многообразии теорий, она дает основание локализовать каждую из теорий в независимости от этого многообразия системе коорди­нат. Если, например, в качестве исходного инвариантного признака принимается принцип детерминизма, то, зная шкалу основных уровней развития этого принципа, мы относим конкретную кон­цепцию к одному из указанных уровней и тем самым выясняем ее продвинутость сравнительно с другими концепциями, трактую­щими данную область явлений.

Если, например, речь идет о таком ключевом для любой трак­товки поведения понятии, как рефлекс, то недостаточно опреде­лить его как закономерный, опосредствованный нервными центрами ответ организма на внешнее воздействие, ибо любой из терми­нов этого определения имеет множество исторических различных «слоев». Под «внешним воздействием», «нервными центрами», «от­ветной реакцией», «закономерной связью» и т.д. понималось — от эпохи к эпохе — существенно различное.

Представляя основные периоды в развитии мировой психоло­гической мысли в качестве своего рода «лестницы» категориаль­ных структур, мы приобретаем возможность выяснить, какую из ступеней репрезентирует данная теоретическая или эмпирическая конструкция.

Конечно, время течет «по календарю». Но насыщенность этого времени событиями (в нашем случае научными событиями) не­однородна. Имеются периоды особо интенсивной работы мысли. В.И. Вернадский называл их эпохами «взрывов научного твор­чества».

Одна из подобных эпох падает на середину прошлого века. Тогда чуть ли не каждое десятилетие в.развитии научно-категориального аппарата познания организма и его функций происхо­дили радикальные сдвиги. Глобальные преобразования, которые испытывал общий строй научного мышления, отражались на всех компонентах категориального аппарата. Эти компоненты разви­вались неравномерно. Тем самым осложняется «дифференциаль­ная диагностика» уровня, на котором функционировали в мышле­нии отдельных исследователей интересующие нас понятия.

Между тем только благодаря подобной «дифференциальной диагностике» можно выяснить истинную цену вклада конкретно­го ученого в изменчивый запас научных знаний. Следует ограни­чить операцию определения понятия, исходя из правил формаль­ной логики, от его определения по категориальной «шкале». Во втором случае мы имеем дело с особой формой логического ана­лиза, которую с целью обособления ее от других его форм на­зовем анализом, основанным на схемах логики развития науки.

Термин «логика», как известно, многозначен. Но как ни рас­ходятся воззрения на логические основания познания, под ними неизменно имеются в виду формы и структуры мышления, а не его содержательные характеристики.

Структуры, которые мы до сих пор рассматривали, отличают­ся от всеобщих логических форм и операций. Мы назвали их конкретно-научными категориальными схемами (или «сетками»). Оказавшись в пределах одной из них, исследовательский ум дви­жется по присущему ей категориальному контуру с неотврати­мостью, подобной выполнению предписаний грамматики или логики. Это можно оценить как еще один голос в пользу присвоения рассматриваемым здесь особенностям научного поиска имени ло­гики.

За трактовкой ощущений, образов фантазии, влечений, ассо­циаций, аффектов, умственных процессов и т.д. действовали об­щие объяснительные принципы, благодаря которым психологический разум эпохи античности только и мог упорядочить, поставить явления в закономерную связь, соединить «начала и концы» зна­ния. С триумфом новой категориальной схемы, сменившей антич­ную, утратили свое значение не прежние правила логического вывода, а категориальные регулятивы. Их сменили новые схемы, имевшие для исследователей новой формации такую же прину­дительную силу, как и запечатленные Аристотелем правила сил­логизма.

Ярошевский М.Г. Сеченов и мировая психологическая мысль. М., 198*, с.139-152.

Источник:
Мир Психологии
в раздел Оглавление «Хрестоматия по психологии» Часть I ОБЩАЯ ПСИХОЛОГИЯ М.Г. Ярошевский. Категориальный аппарат психологии Подобно языку, наука имеет свой тончайше устроенный аппарат, свой «орган», в формах которого постигается содержание исследуемой действительности.
http://www.persev.ru/book/mg-yaroshevskiy-kategorialnyy-apparat-psihologii

Приспособление психология

Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест . С. Ю. Головин . 1998 .

Смотреть что такое «приспособление» в других словарях:

ПРИСПОСОБЛЕНИЕ — ПРИСПОСОБЛЕНИЕ, адаптация – изменение живого существа под воздействием внешней среды и результат этого изменения. Приспособление является непосредственным, если оно вызвано воздействием самих условий существования как таковых, и косвенным, если… … Философская энциклопедия

ПРИСПОСОБЛЕНИЕ — ПРИСПОСОБЛЕНИЕ, приспособления, ср. 1. только ед. Действие по гл. приспособить приспособлять и приспособиться приспособляться. Приспособление банки под аквариум. Приспособление к обстоятельствам. Приспособление организмов к окружающей среде. 2.… … Толковый словарь Ушакова

приспособление — См. орудие. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. приспособление устройство, прибор, аппарат, механизм, комплектующая деталь, средство; адаптация, аккомодация; инструмент,… … Словарь синонимов

ПРИСПОСОБЛЕНИЕ — (Adaptation, Anpassung), термин, употребляющийся в биологии в двух значениях: 1) свойство живого организма, приобретенное им в ходе эволюции, полезное ему в той среде, где он живет, и поэтому способствующее сохранению его жизни или его потомства… … Большая медицинская энциклопедия

приспособление — ПРИСПОСОБЛЕНИЕ, механизм, устройство … Словарь-тезаурус синонимов русской речи

приспособление — Технологическая оснастка, предназначенная для установки или направления предмета труда или инструмента при выполнении технологической операции [ГОСТ 3.1109 82] приспособление Техническое устройство, присоединяемое к машине или применяемое… … Справочник технического переводчика

ПРИСПОСОБЛЕНИЕ — 1) осуществление предприятиями, предпринимателями, лицами изменений в образе и способах действий, в структуре организации, в располагаемых и используемых ресурсах с целью приведения их в соответствие с новыми условиями экономической деятель нрсти … Экономический словарь

ПРИСПОСОБЛЕНИЕ — ПРИСПОСОБЛЕНИЕ, я, ср. 1. см. приспособить, ся. 2. Предмет, всякое устройство, при помощи или посредством к рого производится какая н. работа, действие; вообще прибор, механизм. П. для зажима детали. Удобные приспособления. Толковый словарь… … Толковый словарь Ожегова

ПРИСПОСОБЛЕНИЕ — для бородавок. Жарг. мол. Шутл. Бюстгалтер маленького размера. Максимов, 401 … Большой словарь русских поговорок

приспособление — Приспособление, устройство, инструмент, технический комплекс … Словарь синонимов русского языка

Источник:
Приспособление психология
Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест . С. Ю. Головин . 1998 . Смотреть что такое «приспособление» в других словарях: ПРИСПОСОБЛЕНИЕ — ПРИСПОСОБЛЕНИЕ, адаптация – изменение
http://psychology.academic.ru/1829/%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5

Приспособление психология

Психологическая защита – это неосознанные процессы, проистекающие в психике, направленные на минимизацию воздействия негативных переживаний. Защитные инструменты являются основой процессов сопротивления. Психологическая защита, как понятие впервые было озвучено Фрейдом, который изначально под ним подразумевал, прежде всего, вытеснение (активная, мотивированная ликвидация из сознания чего-либо).

Функции психологических защит заключаются в снижении противостояния, проистекающего внутри личности, снятии напряжения, обусловленного конфронтацией импульсов бессознательного и принятыми требованиями среды, зарождающимися вследствие социального взаимодействия. Минимизируя такой конфликт, предохранительные механизмы регулируют человеческое поведение, повышая его адаптационную способность.

Человеческая психика характеризуется свойством защищать себя от негативных окружающих вокруг или внутренних воздействий.

Психологическая защита личности присутствует у каждого человеческого субъекта, но рознится по степени интенсивности.

Психологическая защита стоит на страже психического здоровья людей, предохраняет их «Я» от воздействия стрессовых влияний, повышенного беспокойства, тревожности, негативных, носящих разрушительный характер, мыслей, от конфронтаций, ведущих к плохому самочувствию.

Психологическая защита, как понятие появилось на свет в 1894 году благодаря известному психоаналитику Зигмунду Фрейду, пришедшему к выводу, что субъект может выказывать два различных ответных побуждения на неприятные ситуации. Он может либо их задерживать в осознанном состоянии, либо искажать такие обстоятельства, дабы снизить их размах или отклонить в ином направлении.

Все предохраняющие механизмы характеризуются двумя связывающими их чертами. Прежде всего, они неосознанные. Индивид активирует защиту самопроизвольно, не понимая, что совершает. Во-вторых, основная задача защитных инструментов заключается в максимально возможном искажении реальности или абсолютном ее отрицании, дабы субъект перестал ее воспринимать как тревожную либо небезопасную. Следует акцентировать, что часто человеческие индивиды используют одновременно несколько механизмов предохранения, чтобы оградить собственную персону от неприятных, угрожающих событий. Однако подобное искажение нельзя считать преднамеренной ложью либо преувеличением.

При этом, невзирая на то, что все имеющиеся защитные акты устремлены на ограждение психики человека, предотвращение его впадения в депрессию, помощь в перенесении стрессового воздействия, они нередко наносят вред. Человеческий субъект не может существовать постоянно в состоянии отречения или обвинения окружающих лиц в собственных неприятностях, заменяя реальность искривленной картинкой, выпавшую из подсознания.

Психологическая защита, кроме того, может препятствовать личностному росту, развитию человека. Она может стать преградой на стези успешности.

Негативные следствия рассматриваемого феномена наступают при устойчивом повторении определенного механизма защиты в сходных ситуациях бытия, однако отдельные события, хоть и схожи с теми, которые изначально спровоцировали срабатывание защиты, в прикрытии не нуждаются, поскольку сам субъект может сознательно отыскать решение возникшей проблемы.

Также защитные механизмы превращаются в разрушительную силу, когда человек применяет их несколько одновременно. Субъект, часто прибегающий к защитным механизмам, обречен быть неудачником.

Психологическая защита личности не является врожденным навыком. Она приобретается в ходе прохождения социализации малышом. Основным источником формирования механизмов внутренней защиты и примеров их применения являются родители, которые своим примером использования защиты «заражают» собственных детей.

Специальная система регулирования личности, целенаправленная на предохранение сознания от негативных, травмирующих, неприятных переживаний, обусловленных противоречиями, тревожностью и состоянием дискомфорта именуется психологической защитой, функциональная цель которой заключается в минимизации внутриличностной конфронтации, ослаблении напряжения, снятии беспокойства. Ослабляя внутренние противоречия психологические скрытые «предохранители» регулируют поведенческие реакции личности, повышая ее адаптационную способность и уравновешивая психику.

Фрейд ранее обозначил теории сознательного, бессознательного и концепцию подсознательного, где он акцентировал, что защитные внутренние механизмы являются неотъемлемой часть бессознательного. Он утверждал, что человеческий субъект часто сталкивается с неприятными раздражителями, несущими угрозу и способными породить стресс либо привести к срыву. Без внутренних «предохранителей» Эго личности подвергнется распаду, что вызовет невозможность в обыденной жизни принимать решения. Психологическая защита выполняет функцию амортизаторов. Она помогает индивидам справляться с негативом и болью.

Современная психологическая наука выделяет 10 механизмов внутренней зашиты, которые классифицируются по степени зрелости на дефензивные (например, изоляция, рационализация, интеллектуализация) и проективные (отрицание, вытеснение). Первые – являются более зрелыми. Они допускают поступление в сознание негативной либо травмирующей информации, однако интерпретируют для себя ее «безболезненным» образом. Вторые – являются более примитивными, поскольку в сознание не допускают травмирующую информацию.

Сегодня психологическими «предохранителями» считаются реакции, к использованию которых индивид прибегает неосознанно, дабы защитить собственные внутренние психические компоненты, «Эго» от тревожности, конфронтации, фрустрации, ощущения стыда, вины, чувства гнева.

Основополагающие механизмы психологической защиты дифференцируются по таким параметрам, как уровень обработки конфликта внутри, прием искажения реальности, уровень количества затрачиваемой энергии на поддержание определенного механизма, уровень инфантильности индивида и тип вероятного нарушения психики, появляющегося вследствие пристрастия к определенному механизму защиты.

Фрейд, используя собственную трехсоставную модель устройства психики, высказал предположение, что отдельные механизмы возникают еще на детском возрастном этапе.

Психологическая защита примеры ее в жизни встречаются сплошь и рядом. Часто человек, чтобы не излить гнев на начальника, выливает потоки негативной информации на сотрудников, поскольку они менее значимые для него объекты.

Часто случается, что предохраняющие механизмы начинают работать неправильно. Причина такого сбоя заключается в стремлении индивида к спокойствию. Отсюда, когда стремление к психологическому комфорту начинает превалировать над желанием постигать мир, минимизируя риск выйти за грани привычного, отлаженные механизмы защиты перестают адекватно функционировать, что ведет к самообману.

Предохраняющие защитные механизмы составляют охранный комплекс личности, но одновременно с этим могут привести ее к распаду. Каждый индивид имеет свою любимую вариацию защиты.

Психологическая защита примеры этому стремление найти разумное объяснение даже самому нелепому поведению. Так проявляется склонность к рационализации.

Однако существует тончайшая грань, пролегающая между адекватным использованием предпочитаемого механизма и нарушением равнозначного баланса в их функционировании. Неприятности возникают у индивидов тогда, когда выбранный «предохранитель» абсолютно не подходит для ситуации.

Среди научно признанных и часто встречаемых внутренних «щитов» выделяют около 50 видов психологической защиты. Ниже приведены основные из используемых приемов защиты.

В первый черед, можно выделить сублимацию, понятие которой определил Фрейд. Он считал ее процессом трансформации либидо в возвышенное устремление и социально нужную деятельность. Согласно концепции Фрейда, сублимация — это главный результативный защитный механизм при созревании личности. Предпочтение сублимации в качестве главной стратегии адаптации говорит о психическом созревании и сформированности личности.

Можно выделить 2 ключевые вариации сублимации: первичную и вторичную. При первой сохраняется первоначальная задача, на которую направлена личность, что выражается сравнительно прямо, например, бесплодные родители решаются на усыновление. При второй – индивиды отказываются от начальной задачи и выбирают другую задачу, достичь которую возможно на более высоком уровне психической активности, вследствие чего сублимация носит опосредованный характер.

Индивид, не сумевший приспособиться при помощи первичной формы механизма защиты, может переступить на вторичную форму.

Следующим, часто применяемым приемом, является вытеснение, которое обнаруживается в непроизвольном перемещении неприемлемых побуждений или мыслей в бессознательное. Проще говоря, вытеснение – это мотивированное забывание. Когда функция этого механизма является недостаточной для снижения тревожности, подключаются иные приемы защиты, способствующие вытесненной информации представать в искаженном свете.

Регрессия представляет собой неосознанный «спуск» на ранний этап приспособления, разрешающий удовлетворять желания. Она бывает символической, частичной либо полной. Множество проблем эмоциональной направленности обладают регрессивными признаками. В нормальном своем проявлении регрессия может обнаруживаться в игровых процессах, при болезнях (например, заболевший индивид требует больше внимания и повышенной опеки).

Проекция является механизмом причисления другому индивиду или объекту желаний, чувств, мыслей, которые субъект у себя сознательно отвергает. Отдельные вариации проекции легко обнаруживаются в обыденном бытие. Большинство человеческих субъектов совершенно некритично относятся к личным недостаткам, зато легко подмечают их у окружения. Люди склонны обвинять окружающий социум в своих горестях. При этом проекция может принести вред, поскольку нередко вызывает ошибочную трактовку реальности. Данный механизм, преимущественно, срабатывает у ранимых индивидов и незрелых личностей.

Противоположностью вышеописанного приема является интроекция или включение себя. В раннем личностном созревании она играет немаловажную роль, поскольку на ее базисе постигаются родительские ценности. Механизм актуализируется вследствие потери ближайшего родственника. При помощи интроекции ликвидируются различия между собственной особой и объектом любви. Иногда агрессия или злость к кому-либо, негативные побуждения трансформируются в обесценивание себя и самокритику, вследствие интроекции такого субъекта.

Рационализация являет собой механизм, который оправдывает поведенческое реагирование индивидов, их мысли, чувства, которые в действительности неприемлемы. Данный прием считается наиболее распространенным механизмом психологической защиты.

Человеческое поведение обуславливается множеством факторов. Когда индивид объясняет поведенческие реакции наиболее приемлемым для собственной личности образом, то происходит рационализация. Неосознаваемый прием рационализации не нужно путать с сознательной ложью или преднамеренным обманом. Рационализация способствует сохранению самоуважения, избеганию ответственности и ощущения вины. Во всякой рационализации наличествует какое-то количество правды, но самообмана в ней присутствует больше. Этим она и небезопасна.

Интеллектуализация предполагает гиперболизированное использование интеллектуального потенциала, дабы ликвидировать эмоциональные переживания. Данный прием характеризуется тесной взаимосвязью с рационализацией. Она подменяет непосредственно переживание чувств раздумьями о них.

Компенсация является бессознательной попыткой преодолеть реально существующие либо воображаемые дефекты. Рассматриваемый механизм считается универсальным, ведь приобретение статуса – это важнейшая потребность практически каждого индивида. Компенсация бывает социально приемлемой (например, слепой человек становится известным музыкантом) и неприемлемой (например, компенсация инвалидности трансформируется в конфликтность и агрессию). Также различают прямую компенсацию (в заведомо невыигрышной сфере индивид устремлен к успеху) и косвенную (склонность утвердить собственную персону в иной области).

Реактивное образование представляет собой механизм, подменяющий побуждения для осознания неприемлемые непомерными, противоположными тенденциями. Данный прием характеризуется двухступенчатостью. В первый черед, вытесняется недопустимое желание, после чего увеличивается его антитеза. К примеру, гиперопека может скрывать чувство отвержения.

Механизм отрицания заключается в отвержении мыслей, чувств, побуждений, потребностей или действительности, которые недопустимы на уровне сознания. Индивид ведет себя, словно, не существует проблемной ситуации. Примитивный способ отрицания присущ детям. Взрослые лица чаще применяют описываемый метод в ситуациях серьезного кризиса.

Смещение представляет собой перенаправление эмоциональных реакций от одного предмета к приемлемой замене. К примеру, агрессивные чувства вместо работодателя субъекты вымещают на семье.

Многие именитые психологи утверждают, что способность защититься от отрицательных эмоциональных реакций завистников и недоброжелателей, умение сохранять душевную гармонию во всевозможных неприятных обстоятельствах и не отвечать на досадные, оскорбительные выпады, является характерной чертой зрелой личности, эмоционально развитого и интеллектуально сформированного индивида. Это гарантия здоровья и главное отличие успешного индивида. Именно в этом заключается положительная сторона функции психологических защит. Поэтому субъектам, испытывающим со стороны социума давление и принимающим на себя негативные психологические атаки злопыхателей, необходимо изучить адекватные приемы предохранения от отрицательного воздействия.

Прежде всего, нужно осознать, что раздраженный и эмоционально подавленный индивид не может сдерживать эмоциональные порывы и адекватно отвечать на критику.

Способы психологической защиты, помогающие справляться с агрессивными проявлениями, приведены ниже.

Одним из приемов, способствующим отталкиванию негативных эмоций является «ветер перемен». Нужно вспомнить все слова и интонации, которые вызывают наиболее болезненную интонацию, понять, что может гарантированно выбить почву, вывести из равновесия либо ввергнуть в депрессию. Рекомендуется вспомнить и ярко представить обстоятельства, когда недоброжелатель старается рассердить при помощи определенных слов, интонации или мимики. Также следует внутри себя проговорить слова, которые наиболее задевают. Можно визуализировать мимику оппонента, произносящего обидные слова.

Это состояние бессильной злости либо, напротив, потерянности, необходимо прочувствовать внутри, разобрать по эмоциям и отдельным ощущениям. Нужно осознать собственные ощущения и изменения, происходящие в теле (например, может участиться сердцебиение, появится тревога, «отняться» ноги) и запомнить их. Затем следует представить себя, стоящим на сильном ветру, который сдувает весь негатив, обидные слова и выпады недоброжелателя, а также ответные отрицательные эмоции.

Описанное упражнение рекомендуется проделать несколько раз в тихом помещении. Оно поможет впоследствии гораздо спокойнее относиться к агрессивным выпадам. Столкнувшись в действительности с ситуацией, когда кто-то пытается оскорбить, унизить, следует представить себя находящимся на ветру. Тогда слова злопыхателя канут в небытие не достигнув цели.

Следующий прием психологической защиты именуется «абсурдная ситуация». Здесь человеку рекомендуется не дожидаться агрессии, выплеска обидных слов, насмешек. Нужно взять на вооружение известный фразеологизм «делать слона из мухи». Другими словами, необходимо при помощи преувеличения довести всякую проблему до абсурда. Почувствовав от оппонента насмешки или оскорбления, следует утрировать эту ситуацию таким образом, чтобы слова, последовавшие за этим, породили лишь смех и несерьезность. Таким приемом психологической защиты можно легко обезоружить собеседника и надолго отбить у него охоту обижать других людей.

Также можно представить оппонентов трехлетними крохами. Это поможет научиться относиться к их выпадам менее болезненно. Нужно себя представить воспитателем, а противников детсадовской малышней, которая бегает, прыгает, кричит. Возмущается и капризничает. Разве можно всерьез злиться на трехлетнюю несмышленую малышню?!

Следующий метод носит название «океан». Водные пространства, занимающие огромную часть суши, постоянно в себя принимают бурлящие потоки рек, однако это не может потревожить их величественную непоколебимость и спокойствие. Также и человек может брать пример с океана, оставаясь уверенным и спокойным, даже когда выливаются потоки брани.

Прием психологической защиты под названием «аквариум» заключается в представлении себя за толстыми гранями аквариума при ощущении попыток окружения вывести из равновесия. На оппонента выливающего море негатива и без конца сыплющего обидными словами, необходимо смотреть из-за толстых стенок аквариума, представляя его искаженную злостью физиономию, но, не чуя слов, ведь их поглощает вода. Следовательно, негативные выпады не достигнут цели, человек останется уравновешенным, что еще больше распылит соперника и заставит его выйти из равновесия.

Источник:
Приспособление психология
Психологическая защита – это неосознанные процессы, проистекающие в психике, направленные на минимизацию воздействия негативных переживаний.
http://psihomed.com/psihologicheskaya-zashhita/

Психологическая защита

Психологическая защита как механизм всегда возникает в ответ на реальную или скрытую угрозу. Причем этот механизм, как правило, подключается у людей совершенно неосознанно.

Психологическая защита представляет собой сложный механизм реагирования личности на какой-либо внешний раздражитель. Психологическая защита как механизм всегда возникает в ответ на реальную или скрытую угрозу. Причем этот механизм, как правило, подключается у людей совершенно неосознанно. Мы не понимаем, почему вдруг начинаем вести себя агрессивно, уходим в себя или пытаемся всеми силами обидеть собеседника, задеть его за живое. Психологическая защита — это состояние личности, характеризующееся повышенной тревожностью, мнительностью и чувством скрытой обиды. Психологическая защита подразумевает под собой необходимость искать убежище внутри самих себя, опираясь на собственные представления о действительности.

Следует отметить, что механизмы психологической защиты, как правило, остаются неосознаваемыми самим человеком. Он постоянно оправдывает собственное бездействие для того, чтобы в дальнейшем не предпринимать никаких усилий для изменения ситуации. Ведь гораздо проще бесконечно жаловаться на жизнь, чем реально попробовать что-то изменить. Психологическая защита – это механизм, который срабатывает независимо от нашего желания. Скорее, выбор вида защиты в каждом конкретном случае зависит от характера человека, его темперамента, уровня амбиций. Просто человеку становится удобно использовать данный механизм в жизни. Среди видов психологической защиты выделяют следующие.

Данный вид психологической защиты позволяет не допустить травмирующее событие в сознание. Человек предпринимает необходимые шаги для того, чтобы избежать возникновения чувства вины, зависти, злобы, разочарования и т.д. Блокирование способствует уходу от реальности без существенных эмоциональных потерь. Конечно, нерешенные проблемы когда-нибудь вернутся с новой силой и будут тревожить сознание, вгонять человека в депрессию и переживания. Блокирование – это неосознаваемый механизм, позволяющий остаться в исходной точке и отложить на время активные действия. Такой способ нельзя назвать конструктивным, поскольку он не дает личности в полной мере расти и развиваться.

Искажение представляет собой такой вид психологической защиты, который дает возможность пронести травмирующее событие в сознание, изменив его сущность на более безопасный вариант. Конечно, это самообман. Человек не может бесконечно себя уговаривать, делать вид, что все хорошо, а на самом деле с годами ситуация только катастрофически увеличивается, разрастаясь в масштабах. Искажение – это такой вид психологической защиты, который долгое время не позволяет личности увидеть истину. Взглянуть в глаза правде сможет далеко не всякий, ведь для этого нужно иметь смелость. Чем больше мы искажаем информацию о самом себе, тем сложнее нам потом становится жить в мире, общаться с другими людьми.

Существует несколько способов психологической защиты. Механизм ее действия настолько тонок, что большинство людей попросту не замечают того, что увязли в собственном недовольстве и страдании. Виды и способы защиты основаны на неосознаваемом уходе от реальности. Люди порой настолько сильно боятся решать трудности, что даже избегают мысли о собственных проблемах. Рассмотрим подробнее распространенные способы, к каким обычно прибегает личность.

Это очень распространенный способ убегания от тревожащей ситуации, его можно назвать классическим. Человек под любым видом прилюдно или наедине с собой старается себя обвинить. Только так он на время может почувствовать успокоение. Данный механизм запускается в действие практически автоматически. Самообвинение, как это ни странно, иногда помогает почувствовать себя важным и востребованным. Личность не осознает, что в итоге делает хуже только себе. Другие люди никогда не будут настолько сильно переживать о наших проблемах, насколько это делает сам человек, погруженный в страдания.

Такой вид психологической защиты встречается в жизни очень часто. Люди спешат обвинить других в своих неудачах и провалах, подчас не замечая того, что сами виноваты во всем. Люди настолько умело порой снимают с себя ответственность, что остается только удивляться тому, как у них получается так гладко обманывать самих себя. При таком подходе совесть человека частично или полностью притупляется, он становится не способным адекватно оценивать собственные поступки. Механизм психологической защиты остается незамеченным для сознания. Данный вид ухода от реальности отчасти помогает человеку компенсировать собственную глупость.

Появление любой аддикции говорит о том, что личности становится трудно жить в этом мире и воспринимать его адекватно. Формирование зависимости позволяет долгое время находиться в иллюзии, избегать конкретных шагов и действий. Сам механизм появления алкогольной, наркотической или иной формы зависимости связан с сильным страхом перед жизнью. Человека буквально одолевают наяву кошмары, которые он самостоятельно себе создал. Им руководит скрытое желание отгородиться, укрыться от жизни, которая кажется слишком страшной и опасной.

Современная психологическая наука выделяет множество механизмов развития и проявления психологической защиты. Эти механизмы позволяют долгое время находиться в безопасности, избегать душевных терзаний и тревог. Говоря иными словами, механизмы защиты способствуют отгораживанию от реальности, уходу в забвение.

Данный механизм провоцирует процесс забывания. Человек как будто отталкивает от себя тревожащую его информацию. Он концентрирует свои внутренние силы не на том, чтобы решить насущные проблемы, а чтобы как можно скорее вытеснить их в недры подсознания. Это происходит обычно тогда, когда у человека не остается сил бороться или информация настолько травматичная, что может нанести серьезный урон психике и вызвать ее расстройство. Во многих случаях вытеснение – это механизм, способствующий быстрому избавлению от гнетущих страданий. Освободившись от боли и страха с помощью этого механизма, как будто даже делается легче. Но на самом деле это самообман.

Механизм отрицания обычно используется, если произошло горе в семье, скажем, умер кто-то из близких родственников. Данный механизм психологической защиты включается абсолютно неосознанно. Человек упрямо часами твердит одно и то же, но не принимает случившееся. Так срабатывает защита от разрушительной информации. Мозг просто не может ни на чем сосредоточиться полностью, он блокирует поступление опасного известия, и угрожающее событие, словно не распространяется, а приостанавливается. Удивительно, в какие игры может играть с нами подсознание! Отказавшись от проживания душевной боли здесь и сейчас, мы невольно переносим ее в будущее.

Данный механизм психологической защиты помогает сосредоточить внимание на себе. Как правило, к этому приему прибегают старшие дети, когда в семье появляется младший ребенок. Родители замечают, что старший вдруг начинает вести себя неадекватно: он изображает из себя маленького несмышленыша, словно прикидывается беспомощным и беззащитным. Такое поведение свидетельствует о том, что ему очень не хватает родительского внимания и любви. Люди взрослые, как правило, скатываются на более низкий уровень развития, устраиваются на должность, которая не соответствует их умениям.

Такой механизм психологической защиты помогает человеку не сталкиваться ежедневно с теми обстоятельствами, которые вызывают у него страдание и раздражение. Изоляцию часто следует понимать именно как самоизоляцию, поскольку человек начинает активно избегать участвовать в тех событиях, которые доставляют ему видимые неудобства. Уходя от проблемы, личность очень сильно ограничивает себя, поскольку не оставляет себе возможности когда-нибудь позже вернуться для того, чтобы исправить ситуацию в лучшую сторону.

Этот механизм психологической защиты предусматривает сокрытие собственных недостатков за счет обнаружения изъянов в характере другого человека. Доказано, что чем больше нас раздражают в себе какие-то личностные качества, такими мы и видим окружающих людей. Так, ленивый человек проецирует на окружающих собственное бездействие и апатию. Ему кажется, что вокруг него находятся одни лежебоки и безответственные люди. Агрессивно настроенную личность невероятно раздражают гневные люди. А тот, кто по каким-то причинам считает себя недостойным любви, счастья и внимания, будет повсюду встречать людей, в которых эта особенность проявится еще сильнее. Проекция бессознательного позволяет нам до поры до времени не замечать собственных недостатков. Вот почему человек в редких случаях способен самостоятельно заметить, что деградирует.

Замещение представляет собой сложный механизм ухода от тревожащего события. Человек не просто отталкивает его, а старается заполнить образовавшуюся пустоту любыми способами. С помощью замещения люди отчасти получают возможность компенсировать свою потерю чем-то другим, равнозначным по ценности. Так, например, пережив смерть домашнего питомца, некоторые охотно немедленно заводят другое животное. Подсознание диктует им мысль о том, что необходимо немедленно обзавестись новым любимцем для собственного спокойствия. Замещение, конечно, не избавляет от страданий, поскольку непережитая боль никуда не уходит, а загоняется еще глубже.

Когда человек оказывается бессильным перед какими-то удручающими обстоятельствами, он начинает объяснять себе произошедшее, призывая в помощники голос разума. Рационализация как механизм психологической защиты представляет собой весьма распространенное явление. Мы все в той или иной мере размышляем над происходящими событиями, ищем в них скрытый смысл и значение. С помощью рационализации можно снизить разрушительное действие любого конфликта, оправдать любую ошибку или причиненный моральный ущерб. Люди порой не задумываются над тем, насколько сильно убегают от самих себя, отворачиваясь от неприглядной правды. Насколько разумней было бы один раз пережить душевную боль, чем постоянно спотыкаться из-за нее в похожих случаях.

Сублимация представляет собой такой механизм психологической защиты, которая направлена на проживание неконтролируемых эмоций и чувств, но только в другой сфере жизни. Скажем, горечь безответной любви можно несколько уменьшить, начав писать душераздирающие стихи или читать поэтов на схожую тематику. Казалось бы, от этого сама неразделенная влюбленность не исчезнет, одно можно снизить качество душевных переживаний. Сублимация – это отличный способ забыть собственную ненужность и неприкаянность. Очень часто сублимацию ассоциируют с творческими начинаниями. Уход в живопись, писательство, музыку помогает забыть прошлые неудачи. Просмотр сериалов, чтение книг тоже отчасти компенсирует человеку его одиночество, позволяет испытывать те чувства и эмоции, которым в настоящей жизни просто не находится места.

Таким образом, психологическая защита помогает человеку преодолеть сильную душевную боль, справиться с оглушительными проявлениями жизни. Однако нельзя постоянно жить, уходя от реальности, поскольку велик риск отрыва от собственных планов, надежд и действий.

Источник:
Психологическая защита
Психологическая защита как механизм всегда возникает в ответ на реальную или скрытую угрозу, причем этот механизм подключается у людей совершенно неосознанно.
http://psyh.info/psihologiya-lichnosti/emotsii/psihologicheskaya-zashhita.html

(Visited 18 times, 1 visits today)

П О П У Л Я Р Н О Е

Какой должна быть девушка чтобы понравиться парню Какой должна быть идеальная девушка? Идеальность - понятие относительное и… (1)

Измена женщины водолея Гороскоп измен: как изменяет Водолей?Женщина Водолей в любви, семейной жизни… (1)

Киев массаж Лечебный массаж Массаж змеями – приносит неповторимые и незабываемые ощущения.… (1)

Как перестать общаться с парнем который нравится Как перестать волноваться перед парнем, который нравится?Как перестать волноваться перед… (1)

Психология грузинских мужчин Какие женщины нравятся мужчинам? Какие девушки нравятся мужчинам?Какие женщины нравятся… (1)

COMMENTS