Психологические особенности женщин

ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АДАПТИВНОСТИ ЖЕНЩИН К СОСТОЯНИЮ БЕРЕМЕННОСТИ

ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АДАПТИВНОСТИ ЖЕНЩИН К СОСТОЯНИЮ БЕРЕМЕННОСТИ

Пароль для архива: e1CCYRjzRct78Wc

РУДИНА ЛАРИСА МАКСИМОВНА

ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АДАПТИВНОСТИ ЖЕНЩИН К СОСТОЯНИЮ БЕРЕМЕННОСТИ

Специальность — психология личности

Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук

ГЛАВА 1 АДАПТИВНОСТЬ К СОСТОЯНИЮ БЕРЕМЕННОСТИ . 14

1.1 Обзор литературы . 14

1.2 Обоснование программы и метода исследований . 38

ГЛАВА 2 ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ . 43

2.1 Характеристика предметной области исследования . 43

2.2 Стратегия выработки решений . 52

2.3 «Семейно-генетический» уровень. Теория «психогенетики» К. Тойча 57

2.4 Атрибутивно-стилевой уровень. Теория М. Э. Селигмана . 63

2.5 Психофизиологический уровень. Специальная теория

темперамента В. М. Русалова . 72

ГЛАВА 3 МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ . 77

3.1 Техника построения генограммы . 77

3.2 Определение формально-динамических свойств
индивидуальности . 84

3.3 Метод определения атрибутивных стилей 86

3.4 Формирование выборки . 91

3.5 Общий алгоритм исследования . 94

3.6 Математические методы 94

ГЛАВА 4 РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКГО ИССЛЕДОВАНИЯ . 96

4.1 Построение и анализ генограмм . 96

4.2 Диагностика особенностей атрибутивных стилей . 101

4.3 Измерение формально-динамических характеристик . 106

4.4 Межгрупповые корреляционные связи . 111

ГЛАВА 5 АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ДИАГНОСТИЧЕСКОГО ЭТАПА.
ТЕРАПИЯ . 121

5.1 Обсуждение результатов диагностического этапа . 121

5.2 Комплекс индивидуально-психологических характеристик,

специфичный для адаптации к состоянию беременности . 126

5.3 Проектирование психологической коррекции . 132

5.4 Особенности психотерапевтической работы с каждой группой . 146

5.5 Результаты терапии . 154

ПРИЛОЖЕНИЕ А . 175

ПРИЛОЖЕНИЕ В . 177

ПРИЛОЖЕНИЕ С 182

ПРИЛОЖЕНИЕ D . 184

ПРИЛОЖЕНИЕ Е 189

ПРИЛОЖЕНИЕ F . 196

ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследования

Одна из принципиальных особенностей современной эпохи — напряжен­ная социокультурная динамика. Быстрое развитие технологий на фоне медленного изменения человеческого сознания обостряет проблему адаптивно­сти человека в меняющемся мире.

Исследование адаптивности к процессу беременности — как частного слу­чая общей проблемы адаптивности — становится особенно актуальным на фоне демографического кризиса. По прогнозам до 2005 года в России на одну женщину репродуктивного возраста придется в среднем 1,1 ребенка (это самый низкий в мире показатель). Усугубляет положение негативная проекция феномена увеличения «темпа жизни» на протекание беременности и здоровье будущей матери, поскольку возрастание динамики является особо критичным для процессов, имеющих стабильные характеристики.

Из множества физиологических систем человека, для которых исследо­ваны частные закономерности развития адаптивных реакций, наименее изученной остается, как это ни парадоксально звучит, репродуктивная система. Сама по себе система репродукции является очень надежной, и по мере эволюции смогла приспособиться ко многим факторам влияния среды обитания. Однако, активное вмешательство человека в природу, стремительное техническое развитие и социальные проблемы, связанные с мощной психоэмо­циональной перегрузкой, создают предпосылки для патогенных воздействий на все системы живого организма. Приспособительные реакции, вырабатываю­щиеся тысячелетиями у множества поколений, не способны адекватно реагировать на абсолютно новые для них воздействия, а функционально целесообразные и стратегически успешные механизмы защиты не могут выработаться в короткий срок и закрепиться генетически.

Анализ социологических и демографических данных за последние 10 лет показывает, помимо общего ухудшения здоровья россиян, следующие негативные тенденции:

• Несмотря на серьезные успехи в развитии медицины и, в частности, фармакологии, увеличилось (более чем на 15%) количество женщин, нуж­дающихся в стационарном наблюдении и лечении в период беременности.

• В крупных городах средний возраст «первородящей» женщины (без учета мусульманского населения) вырос до 25 — 26 лет, тогда как биологически оптимальным считается возраст 19 — 22 года.

• Современная медицина в состоянии помочь сегодня тем женщинам, которые ранее были обречены на бесплодие вследствие серьезных соматических проблем. Для этих случаев имеет место высокий процент осложнений в родах и рождение ослабленных детей. При общем, критично низком, уровне рождаемости ухудшается, таким образом, качество генофонда популяции в целом.

Осложнения в процессе беременности могут быть вызваны множеством экзогенных и эндогенных факторов. Генетические и негенетические причины нарушений вынашивания плода были объектом изучения в многочисленных исследованиях. Существует, однако, большая группа таких случаев осложнен­ной беременности, которые можно объединить термином «этиология неизвест­на». Речь идет о «практически здоровых» (по медицинским показателям) женщинах, у которых проблемы с вынашиванием беременности начинаются не в связи с конкретным заболеванием, неблагоприятной экологией, наличием стрессогенных факторов или социального неблагополучия.

Научная актуальность данной работы основана на необходимости ис­следования индивидуально-психологических особенностей адаптивности к состоянию беременности в контексте высокой социокультурной динамики современного общества.

Цель исследования: определение индивидуально-психологических осо­бенностей адаптивности женщин к состоянию беременности.

Для реализации поставленной цели исследования были выделены теоре­тические, методические и эмпирические задачи.

1. Рассмотреть теоретические подходы к изучению адаптивности к состоянию беременности.

2. Выделить концептуальные основы изучения адаптивности к состоянию беременности.

3. Провести анализ индивидуально-психологических особенностей адаптивно­сти к состоянию беременности.

4. Разработать схему комплексного влияния «разноуровневых» характеристик индивидуальности («семейно-генетических», атрибутивных, темперамен-тальных) на адаптивность к состоянию беременности. Методические задачи:

1. Разработать программу эмпирического исследования адаптивности к состоянию беременности.

2. Разработать методическое пособие «Тест на оптимизм» (на основе теста ASQ М. Селигмана), характеризующее особенности атрибутивного стиля объяснения человеком происходящих с ним событий.

1. Выявить факторы психологического воздействия на схему онтогенеза на основе комплексного применения теорий К. Ч. Тойча, М. Э. Селигмана, В. М. Русалова;

2. Выделить эмпирические типы нарушений адаптивности к состоянию беременности.

3. Сравнить схемы адаптации к состоянию беременности в нормальных и осложненных случаях.

4. Предложить психотерапевтическую программу для фонового улучшения соматического состояния женщины при осложненной беременности.

Предмет исследования: комплекс устойчивых когнитивных и поведен­ческих паттернов поведения, истоки формирования когнитивных и поведенче­ских стратегий; соотнесение формально-динамических свойств с атрибутивны­ми и «семейно-генетическими» характеристиками индивидуальности.

Объект исследования: психологические, психофизиологические и пси­хосоматические аспекты протекания беременности у 400 женщин в возрасте от 22 до 35 лет, из них:

• 300 пациенток отделения «Патологии беременности» Медцентра планиро­вания семьи и репродукции г. Москвы в состоянии осложненной беременно­сти различной этиологии;

• 100 женщин, наблюдавшихся по поводу беременности в женских консульта­циях г. Москвы с диагнозом «практически здорова», и родивших в срок, при неосложненном течении родов, здоровых (по медицинским показаниям) детей.

1. Индивидуально-психологический тип женщины определяется сочетанием «разноуровневых» характеристик («семейно-генетических», атрибутивных, темпераментальных), объективно значимых в условиях высокой социокуль­турной динамики.

2. Индивидуально-психологический тип женщины соотносится с характером соматизации при осложненной беременности.

Методологическая и теоретическая основа исследования: Исследование строилось с применением системного подхода, основы ко­торого в отечественной психологии были заложены выдающимися трудами Б. Г. Ананьева, П. К. Анохина, Б. Ф. Ломова и В. С. Мерлина.

«Семейно-генетический» аспект работы выполнен на основе разработок — М. Боуэна, Ив. Бузормени-Надя. Ч. Тойча, А. А. Шутценберг и в соответст­вии с концепцией целостной индивидуальности Т.Ф. Базылевич.

Психофизиологический аспект исследования выполнен в русле научного направления школы Теплова — Небылицына на основе специальной теории темперамента, разработанной В. М. Русаловым.

Психосоматический аспект работы основан на исследованиях У. Кэнно-на, продолженных в работах Ф. Александера, Г. Аммона, К. Дернера и У. Плог. Были использованы результаты исследования В. С. Толмачева по генетиче­ским факторам риска невынашивания беременности.

В части, касающейся формирования жизненных стратегий и сценариев, определения атрибутивных стилей были применены концепции Дж. Келли, М. Э. Селигмана, развитые в блестящих работах К. А. Абульхановой-Славской, Л. Н. Анциферовой.

В работе применены концепции К. Поппера, А. П. Хилькевича, Д. Хал-перн в области теории принятия решений.

При разработке и подборе психотерапевтических воздействий применя­лись методики А. Бека, А. Эллиса, Н. Пезешкиана, Т. Ахолы, А. Фримена, Б. Фурмана, Ф. Фарелли.

В качестве диагностических методов применялись: анкетирование, по­строение генограммы (с использованием авторских разработок выделения паттернов долженствования), тестирование с применением «Теста на опти­мизм», разработанного автором на основе АSQ М.Э. Селигмана, и ОФДСИ В. М. Русалова, беседа, наблюдение. В исследовании применена стратегия формирующего эксперимента. Изучение адаптивности к состоянию беременно­сти осуществляется через целенаправленное формирование адаптивного мышления с помощью специального комплекса психотерапевтических методик. Информационная база исследования:

• Научные источники (данные и сведения из книг, журнальных статей, материалов научных конференций) — см. список литературы;

• Статистические источники: Отчеты ВОЗ, региональные мониторинговые доклады ООН — UNICEF , данные ежегодных отчетов Департамента Здраво­охранения г. Москвы. Данные проекта « Коммерсант — рейтинг » с использо ­ ванием сведений Bride’s Magazine UN Secretariat Department of economic and Social Affairs Population Division.

• Статистическая обработка: валидизация «Теста на оптимизм» проводилась по коэффициенту синхронной надежности с помощью критерия Кронбаха (альфа). Межгрупповые различия определялись с помощью критерия Спир-мена ( T ). Те же методы использовались при обработке данных ОФДСИ В. Русалова. Межтестовые корреляции выявлялись по критерию Пирсона. Сравнение темпераментальных и атрибутивно-стилевых характеристик у различных групп испытуемых выполнялось с применением Т-критерия Стьюдента.

Научная новизна и теоретическое значение

1. Обоснован теоретический подход к комплексному выделению новой группы факторов, не изучавшихся ранее в контексте адаптивности к состоянию беременности.

2. В качестве предикторов течения беременности исследуются «разноуровне­вые» характеристики индивидуальности: «семейно-генетические», атрибу­тивно-стилевые, темпераментальные.

3. Выявлены специфические сочетания индивидуально-психологических характеристик, которые могут являться фактором риска, затрудняющим адаптацию женщины к состоянию беременности.

4. Определено соотнесение характера соматических осложнений беременности с высокостатусными поведенческими стратегиями, тиражируемыми в транс­генерационных семейных передачах, и гипервалентными когнитивными схемами индивида.

5. Показана связь уровня корреляционных связей между темпераментальными и атрибутивными характеристиками со степенью соматических осложнений при беременности.

6. Создано методическое пособие «Тест на оптимизм», разработанное на основе АSQ М.Э. Селигмана и обладающее надежными психометрическими показателями при определении особенностей атрибутивных стилей индиви­да.

Практическая значимость исследования:

1. На основе определения индивидуально-психологических особенностей женщин разработан и апробирован эффективный метод диагностики психо­логических факторов риска, затрудняющих адаптацию к состоянию бере­менности.

2. Предложен психокоррекционный метод фонового улучшения соматических состояний с применением прикладных аспектов теории принятия решений.

3. Методы психологической коррекции были опробованы в Медицинском Центре планирования семьи и репродукции, Институте Эндокринологии РАМН, Региональном Объединении «Семья и здоровье».

4. Методы могут быть рекомендованы к применению в медицинских центрах и консультациях, как в условиях стационара, так и при амбулаторном сопро­вождении беременности.

Апробация результатов исследования:

Диссертация неоднократно обсуждалась на заседаниях лаборатории «Психологии и психофизиологии индивидуальности» им. Небылицына ИП РАН. По материалам исследования сделаны доклады на Международном симпозиуме: «Личность и общество. Актуальные проблемы современной психологии»; Всероссийском симпозиуме «Психологическая поддержка инновационных процессов в транзитивном обществе»; Международном конгрессе «Психология инновационного управления социальными группами и организациями» и др. Теме работы посвящены 9 публикаций.

Источник:
ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АДАПТИВНОСТИ ЖЕНЩИН К СОСТОЯНИЮ БЕРЕМЕННОСТИ
ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АДАПТИВНОСТИ ЖЕНЩИН К СОСТОЯНИЮ БЕРЕМЕННОСТИ Пароль для архива: e1CCYRjzRct78Wc РУДИНА ЛАРИСА МАКСИМОВНА ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ
http://www.free-disser.com/kandidat/164-psixologiya-lichnosti/632-individualno-psixologicheskie-osobennosti-adaptivnosti-zhenshhin-k-sostoyaniyu-beremennosti

Психологические особенности женщин

С.И. Жук, д.м.н., профессор кафедры акушерства, гинекологии и перинатологии НМАПО им. П.Л. Шупика

Л.Д. Захурдаева, городской роддом № 2, г. Киев

Внастоящее время оральная контрацепция является одним из наиболее распространенных методов предохранения от беременности. Современные комбинированные оральные контрацептивы (КОК) весьма популярны, поскольку показали высокую эффективность и безопасность. Вместе с тем важным аспектом выбора препаратов остается их переносимость.

Не секрет, что КОК вызывают ряд побочных эффектов, которые порой становятся причиной отказа от данного вида контрацепции. Среди наиболее частых причин прекращения приема оральных контрацептивов женщины называют нарушение менструального цикла (нерегулярные менструации), изменения настроения, тошноту, увеличение массы тела, нагрубание и болезненность молочных желез, головную боль, повышение артериального давления и задержку жидкости в организме (отечность).

Между тем, по данным авторов, более 75% женщин, отказавшихся принимать КОК, по-прежнему нуждались в предохранении от беременности, и большинство из них (более 85%) перешли на использование другого метода контрацепции или полностью от нее отказались [15, 16].

Основными факторами, определяющими приверженность к тому или иному методу контрацепции, является его приемлемость для конкретной женщины, удобство использования, высокая эффективность и минимум негативных влияний.

Подбор контрацептива на основе конституциональных особенностей организма является довольно новым направлением в контрацепции. Традиционно КОК подбирают с учетом фенотипа женщины. Однако такого подхода к назначению КОК не всегда бывает достаточно, так как фенотип – это только внешние проявления гормональной составляющей конституции человека. Конституция же представляет собой более широкое понятие и включает генетически обусловленные особенности организма: биохимические, иммунологические, физиологические (гормональные), психологические и др. [3, 8].

При подборе КОК на основе конституциональных особенностей организма учитывается комплекс генетически детерминированных его качеств, в том числе и таких адаптационных возможностей, как реакции данного организма на факторы внешней и внутренней среды [5, 6, 13].

Таким образом, определяющим моментом, будет ли женщина длительно использовать в качестве контрацепции КОК, являются особенности течения периода адаптации к данному методу контрацепции. Подбор КОК для конкретной пациентки на основе комплекса ее конституциональных генетически детерминированных особенностей – это подбор препарата в первую очередь с учетом адаптационных возможностей ее организма. Это еще одно из преимуществ подбора КОК на основе конституции (учитываются адаптационные возможности) в сравнении с назначением препарата на основе фенотипа (учитываются только внешние признаки).

Это положение особенно важно, так как определенные нежелательные эффекты возникают в период адаптации (первые 3 мес) приема КОК. В этот период организм перестраивается на более «низкие уровни гормонов». Нежелательные эффекты могут быть связаны как с 7_дневным перерывом, так и с изменением уровней эстрогенов и прогестерона в организме женщины во время приема КОК.

Общеизвестно, что менструальный цикл имеет цикличность в среднем 28 календарных дней, режим приема КОК 21+7 дней также имеет цикличность, которая приближается к физиологической, генетически запрограммированной, «лунной». Поэтому применение КОК в режиме 21+7 дней позволяет смоделировать 13 гормональных циклов в год.

Необходимость этого режима связана со многими факторами. Во-первых, при незначительном повышении фолликулостимулирующего гормона в 7-дневный перерыв сохраняется чувствительность гипоталамогипофизарной системы к уровню периферических гормонов (эстрогенов и прогестерона), Во-вторых, такой режим имеет психологическое значение для женщин – ассоциируется с менструальным кровотечением физиологического цикла. С учетом изложенного, сохраняется самый главный постулат контрацепции – КОК не должны нарушать гормональное соотношение в организме, гармонию женщины и природы. Это особенно важно учитывать при выборе метода гормональной контрацепции, который будет применяться длительно. К сожалению, очень часто определенные нежелательные эффекты неправильно трактуются акушерамигинекологами, что впоследствии иногда приводит к отказу женщины от метода гормональной контрацепции [12].

Это касается в первую очередь вопроса возможного возникновения депрессий на фоне приема любого КОК. Так, согласно литературным данным, в результате применения КОК у некоторых женщин развиваются депрессивные состояния [2, 14]. С чем это может быть связано? Во-первых, с использованием препаратов КОК, содержащих прогестины 1-го поколения.

Прогестины 3-го (последнего) поколения (например гестоден, дезогестрел), в отличие от прогестинов 1-го поколения, более селективны. Поэтому гестоден и дезогестрел лишены многих нежелательных эффек тов, так как не взаимодействуют с большим количеством различных рецепторов. Во-вторых, многие побочные действия КОК связаны с соотношением (абсолютным или относительным) эстрогенов и прогестерона. В-третьих, на появление определенных нежелательных эффектов иногда влияет процесс снижения уровня гормонов.

Рассмотрим пример влияния КОК на психоэмоциональную сферу. Известно, что прогестерон и эстрогены влияют на ЦНС посредством различных механизмов.

Эстрогены стимулируют ЦНС, прогестерон подавляет.

Эстрогены усиливают возбудимость головного мозга за счет нескольких механизмов. Эстрадиол влияет на процесс генерации электрического импульса в нейронах определенных участков мозга, эстрогены оказывают множественное влияние на взаимодействие нейротрансмиттера с рецептором, на образование новых нейротрансмиттер-синтезирующих ферментов [1, 4, 11].

За последние 30 лет было доказано, что депрессия развивается в сочетании с функциональным центральным дефицитом серотонина, норадреналина и дофамина в специфических синаптических участках, особенно в лимбической системе (миндалевидное ядро, гиппокамп, гипоталамус) головного мозга [11].

Эстрадиол может предотвращать стрессиндуцированное снижение уровня серотонина в данных участках головного мозга. Эта информация вместе с предшествующими наблюдениями, выявившими способность эстрогенов повышать активность норадреналина, может быть важным обстоятельством, указывающим на связь между дефицитом эстрогенов и снижением настроения и интеллектуальной активности [7].

В противоположность эстрогеновому эффекту прогестерон давно известен как ингибитор мозговой активности. В исследовании Merryman et al. (1954) было отмечено, что высокие дозы прогестерона (200-500 мг) вызывают глубокий сон, при котором человека нельзя разбудить звуковыми стимулами, а только резким тактильным раздражением. Исследование, проведенное в 1976 г., показало, что прогестерон можно использовать для анестезии у крыс и что он блокирует ретикулярную формацию и нервные связи между гипоталамусом и лимбической системой головного мозга.

Одним из механизмов, которым можно объяснить прогестероновый антагонизм эффекта эстрогенов, является прогестеронзависимое снижение количества рецепторов к эстрадиолу. Было установлено, что прогестерон снижает уровень рецепторов к эстрадиолу в эндометрии, не меняя их аффинности и физических свойств. На основании этих находок можно предположить, что при относительном повышении уровня прогестерона, наблюдающемся в лютеиновую фазу или при приеме прогестеронового компонента в ходе заместительной гормональной терапии, снижается число эстрогеновых рецепторов и в ЦНС, что приводит к относительному дефициту эстрогенов в головном мозге [11].

Merryman et al. предположили, что изменение гормонального уровня (возможно, снижение) является более важным фактором, чем просто низкая концентрация гормонов. В поддержку этой теории авторы указывают на низкую частоту встречаемости депрессии во время стабильных гормональных состояний как с высоким уровнем гормонов (беременность), так и с низким (постменопауза) [11].

Исходя из этой теории, можно объяснить появление нежелательных симптомов в период адаптации к приему препаратов КОК (в первые три месяца приема, когда снижается уровень гормонов) и самостоятельное исчезновение этих симптомов через три месяца, когда постоянно поддерживается константный сниженный уровень эстрогенов и прогестерона в организме женщины. Вот почему зачастую в первые три месяца приема препарата КОК не требуется медикаментозная коррекция, поскольку причина появления жалоб связана с процессом снижения уровня гормонов, по завершении которого и при стабилизации уровней стероидов на определенной величине нежелательные симптомы исчезнут самостоятельно.

Именно поэтому индивидуальный подбор препарата с учетом конституциональных особенностей женщины обеспечит сбалансированное взаимодействие этинилэстрадиола и прогестинов, входящих в состав КОК, с рецепторами и сохранит у нее соотношение эстрогены/прогестерон близким к естественному. Это в свою очередь предотвратит появление неблагоприятных эффектов, в том числе и психологических, связанных с нарушением соотношения этинилэстрадиол/прогестерон.

Таким образом, при анализе данных литературы нас заинтересовал возможный факт появления депрессии на фоне приема КОК. Однако мы столкнулись с проблемой оценки психического статуса женщин, и эту часть работы проводили совместно с психиатром. Это связано прежде всего с тем, что постановка диагноза депрессии – нелегкая задача для практикующего врача, так как помимо депрессии выделяют еще психопатологические проявления (тревожно-депрессивный, ипохондрический, астеноневротический синдромы и т.д.). Иными словами, необходимо четко различать депрессию как таковую (нозологическая единица) и тревожные состояния [4, 9-11].

Чаще всего термины «тревога», «тревожное состояние» используются для описания неприятного по своей окраске эмоционального состояния или внутреннего условия, которое характеризуется субъективными ощущениями беспокойства, мрачных предчувствий, а с позиций физиологии – активацией вегетативной нервной системы. Переживание тревоги свойственно любому человеку в адекватных жизненных ситуациях.

Причины, вызывающие тревогу, многообразны и могут лежать во всех сферах жизнедеятельности человека. Люди с высоким уровнем тревожности склонны воспринимать окружающий мир как угрожающий и опасный в значительно большей степени, чем личность с низким уровнем тревожности. На протяжении жизни практически каждый человек неоднократно переживал тревожные, иногда неприятные, состояния. Как правило, это бывает связано с какой-нибудь

трудной жизненной ситуацией, когда не хватает времени и информации для принятия правильного, обдуманного решения либо отсутствуют знания о способах преодоления конфликта. У здорового человека чувство тревоги является временным ощущением [7, 11].

Не всегда со стопроцентной уверенностью можно сразу сказать, что возникло именно то или иное состояние (тревожность, психопатологический синдром, депрессия и т.д.). Для установления диагноза требуется определенное время. Также порой трудно разграничить связь возникших психических изменений с приемом какого-либо препарата (в данном случае КОК) в связи с тем, что на протяжении всего ХХ века практически во всех развитых странах мира был зарегистрирован экстенсивный рост депрессивных расстройств, которые в современном мире считаются «болезнями цивилизации».

Именно тревожные проявления распространены чаще, чем собственно депрессивные расстройства.

Необходимо при этом подчеркнуть, что клиническая картина депрессивных расстройств не исчерпывается лишь симптомами пониженного настроения. Нераспознанная депрессия часто приводит к неадекватной симптоматической терапии, которая, как правило, является неэффективной (Степанов И.Л., 2002).

Наблюдающийся же в ряде случаев положительный эффект такого лечения обычно обусловлен верой больного в правильность терапевтической тактики врача (т.е. влиянием опосредованной психотерапии) и носит временный характер. Воздействие на него любых дополнительных негативных факторов (психотравм, физического перенапряжения, соматического заболевания, злоупотребления алкоголем и т.д.) быстро развивает рецидив заболевания [11].

Также в литературе указывается на то, что трудности в трактовке и корректности некоторых исследований депрессии связаны с тем, что женщины до назначения КОК могут находиться в состоянии «депрессии без депрессии» (Schenider K.), т.е. симптомы могут быть незначительными и не фиксируются женщинами до применения препарата. В результате приема КОК, особенно когда в инструкции к ним указано, что возможными побочными эффектами могут быть депрессия и нарушение настроения, у женщин происходит усугубление течения основного заболевания. Стало быть, КОК являются психологическим фактором, который провоцирует проявление симптомов депрессии, не связанных с гормональными изменениями.

Весьма очевидно, что депрессивные расстройства чаще всего возникают у пациенток с предшествующими эпизодами психологических расстройств, низким социальным статусом, заниженной самооценкой, значительными стрессовыми влияниями.

Приблизительно один из четырех человек, которым поставлен диагноз «депрессия», на самом деле испытывает абсолютно нормальные душевные переживания на фоне того, что у него в недавнем прошлом произошел какой-то волнительный трудный эпизод, накладывающий отпечаток на его психическое состояние в данный момент [1, 4].

Критерии депрессии, принятые Ассоциацией психиатрии, не исключают пациентов, которые испытывают абсолютно нормальные, но чересчур глубокие эмоции. Дифференциальный диагноз между депрессией и тревогой в ряде случаев осуществить довольно сложно в силу того, что психические симптомы тревоги и депрессии во многом сходны и перекрывают друг друга. Поэтому многие специалисты «вырывают» эмоции пациента из контекста, что приводит к гипердиагностике [11].

Как правило, у женщин, страдающих тревогой, внутренняя картина болезни (представление о своем состоянии) чрезвычайно преувеличена и зачастую отличается фантастичностью. При тревожных состояниях пациентка очень обеспокоена собственным состоянием, замечает минимальные изменения в своей жизни, а при депрессии, как правило, безразлична к себе.

Поэтому, заполняя шкалу оценки своего состояния, например шкалу самооценки депрессии Цунга, женщина не может точно различить, является ли переживание нормальным в контексте происходящих в ее жизни событий или это действительно симптомы депрессии. Косвенно судить о том, что депрессия отсутствует, можно по наличию и длительности критичного отношения пациентки к своему состоянию.

Если на протяжении длительного времени (3 мес и более) она способна отвечать на вопросы, касающиеся ее состояния (шкала самооценки), у нее выраженная обеспокоенность за свое здоровье, то имеется большая вероятность того, что у данной пациентки все же тревожное состояние. Учитывая субъективность данного метода, постановка диагноза депрессии только на основании оценки шкал не представляется возможной.

Таким образом, для того чтобы иметь правильные и объективные суждения о частоте возникновения депрессии на фоне приема КОК, необходимо строго соблюдать методологические требования; иначе говоря, исключить пациенток группы риска по развитию депрессивных состояний, лиц со скрытыми и атипичными их формами.

Также женщины не должны знать, какие они принимают препараты, поскольку иногда трудно провести грань между эффектами от приема препарата и от плацебо.

Такая нечеткость в суждении о возникновении депрессии, в том числе и при назначении препаратов КОК, снижает достоверность полученных результатов и вносит систематическую ошибку при оценке эффективности и комфортности, т.е. приемлемости использования метода контрацепции с помощью КОК. Именно поэтому следует разграничивать появление тревожных состояний и депрессии. Появление депрессии в течение короткого промежутка времени (например на протяжении одного месяца) у женщин, не составляющих группу риска по данному заболеванию, является сомнительным, так как этого времени недостаточно для нарушения серотонинового обмена в тканях головного мозга. Депрессия развивается при постоянном длительном существовании тревожных расстройств у пациенток [11].

После обобщения данных общеклинического, гинекологического, психического обследований, анализа анамнестических данных и соматометрических измерений нами были выделены конституциональные типы исследуемых женщин. Гормональный фон подтверждался определением уровня половых стероидов.

Пациенток, вошедших в исследование, обследовали до начала применения КОК и через 3-6 мес регулярного их использования.

Женщинам с эндоморфным конституциональным типом (с преобладанием жирового компонента) мы рекомендуем применять препарат Линдинет 20, в состав которого входит 20 мкг этинилэстрадиола и 75 мкг гестодена. Гестоден является прогестином 3-го поколения, который проявляет первичную активность в плазме крови, не претерпевает метаболического преобразования, т.е. имеет стопроцентную биологическую доступность, что способствует быстрому снижению уровня эстрадиола. Также гестодену свойствен антиминералокортикоидный эффект, что обусловливает снижение уровня циркулирующего ренина и купирование таких симптомов гиперэстрогении, как напряжение молочных желез, изменение артериального давления и массы тела.

Приведенные фармакологические свойства гестодена и минимальное содержание этинилэстрадиола обосновывают применение препарата Линдинет 20 у лиц с гиперэстрогенией.

Женщинам в возрасте 20_35 лет мезоморфного конституционального типа (с преобладанием мышечного компонента) предпочтительней использовать препарат Регулон (30 мкг этинилэстрадиола и 150 мкг дезогестрела). Выбор препарата основан на фармакологических свойствах гестагенного компонента – дезогестрела, который обладает выраженной прогестероновой активностью и имеет практически самый высокий индекс селективности (максимальное связывание с прогестероновыми рецепторами и минимальное – с андрогеновыми), в результате чего не оказывает андрогенного эффекта.

Помимо дезогестрела, антиандрогенное действие оказывает этинилэстрадиол, 30 мкг которого в составе Регулона приводит к троекратному повышению уровня глобулина, связывающего половые гормоны. Это в свою очередь приводит к снижению свободных андрогенов в плазме. Женщинам мезоморфного конституционального типа в возрасте до 20 и после 35 лет мы рекомендуем применять препарат Новинет (20 мкг этинилэстрадиола и 150 мкг дезогестрела), так как он содержит минимальную дозу этинилэстрадиола.

Биодоступность дезогестрела составляет 80% за счет медленного метаболизма в печени с последующим превращением в активный метаболит 3-кето-дезогестрел, в результате чего происходит постепенное снижение уровня эстрогенов в крови [8]. Дезогестрел в составе препарата Новинет обладает небольшим антиэстрогенным эффектом, что позволяет назначать его женщинам в возрасте до 20 и после 35 лет с эктоморфным конституциональным типом (с преобладанием костного компонента). У женщин с эктоморфным конституциональным типом в возрасте 20-35 лет максимальный эффект будет достигнут при применении препарата Регулон.

Пациентки, вошедшие в исследование, распределились по конституциональному типу следующим образом: 45% из них эндоморфного типа, 25% – эктоморфного и 30% – мезоморфного (рис. 1).

50 участниц были обследованы повторно (табл., рис. 2).

За время наблюдения беременность не наступила ни у одной из женщин. Вместе с тем наблюдались следующие побочные эффекты: длительные мажущие кровянистые выделения у 4 пациенток, отсутствие менструальноподобной реакции у 2, нагрубание молочных желез у 2, увеличение массы тела до 1 кг у 3, снижение массы тела до 2 кг у 4 женщин.

В целом пациентки хорошо переносили КОК. Двое из них покинули исследование по неизвестным для нас причинам.

Все участницы: и принимавшие КОК, и не принимавшие их вовсе, на 1_м, 3_м, 6_м месяце исследования имели общий показатель по шкале HADS в диапазоне 0_7 баллов, что соответствовало норме, т.е. у них не развивались тревожные и депрессивные состояния.

При оценке по объективной шкале MARDS у пациенток не было выявлено депрессивных эпизодов.

С учетом влияния препаратов КОК на эмоциональную сферу женщины, в нашем исследовании также проводили опрос пациенток об изменении либидо после 3_6 мес регулярного приема КОК. 47 (94%) из 50 опрошенных нами повторно, не смогли определить какие_либо значимые для них изменения либидо;

2 пациентки (4%) отметили незначительное снижение полового влечения, 1 (2%) – повышение либидо (рис. 3).

Пациентки, у которых отмечено ослабление полового влечения, отнесены к эндоморфному конституциональному типу, последняя – к мезоморфному (рис. 4).

Таким образом, анализируя полученные нами результаты, можно сделать вывод, что конституцио нальный подход к контрацепции с помощью КОК позволяет с наибольшей точностью подобрать пациенткам препарат с учетом всего спектра их генетически определенных особенностей. Такой индивидуализированный выбор КОК для каждой конкретной женщины дает возможность значительно уменшить количество негативных эффектов препарата, в том числе и нежелательных изменений ее психического статуса.

1. Аведисова А.С. Контролирование симптомом тревоги и лечение тривожно-фобических расстройств – альтернатива или нет? // Психиатрия и психофармакотерапия. – 2007. – Т. 8. – № 5. – С. 26-30.

2. Борис О.М., Коноплянко В.В., Воробей Л.И. Гомеостаз магнію та корекція психоемоційних порушень у жінок в адаптаційний період прийому комбінованих оральних контрацептивів // Репродутивное здоровье женщины. – 2008. – № 3. – С. 23_26.

3. Гуминський Ю.Й. Закономірності соматичних та соматовісцеральних пропорцій організму людини в нормі (антропометричне, ультразвукове та томографічне прижиттєве дослідження) // Автореф. дис. д.м.н. – К., 2002.

4. Ениколопов С.Н. Тревожные состояния у больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями // Кардиология – 2006. – № 2. – С. 20-24.

5. Жук С.І., Захурдаєва Л.Д. Індивідуалізований підбір комбінованих оральних контрацептивів пацієнткам з урахуванням їх конституціональних особливостей // Репродуктивное здоровье женщины. – № 5. – 2008. – С. 64-67.

6. Карахалис Л.Ю, Федорович О.К. Дифференцированное применение комбинированных пероральных контрацептивов // Акушерство и гинекология. – 2006. – № 6. – С. 51-53.

7. Колюцкая Е.В. Тревожные расстройства. (Диагностика и терапия) // Русский медицинский журнал. – 2005. – Т. 13. – № 15. – С. 1009-1011.

8. Меживитинова Е.А. Клинические и фармакологические особенности дезогестрела // Гинекология. – 2000. – Т. 2. – № 4.

9. МКБ_10. Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств / Под ред. Ю.Л. Нуллера, С.Ю. Циркина. – ВОЗ. – СПб.: АДИС, 1994. – 303 с.

10. МКБ-10. Глава V. Версия для врачей первичной медицинской помощи. Психические расстройства в общей медицинской практике: диагностика и лечебно-профилактические мероприятия. – М.: Феникс, 1997. – 54 с.

11. Подкорытов В.С., Чайка Ю.Ю. Депрессии современная терапия. – Харьков, 2003. –349 с.

12. Прилепская В.Н., Острейкова Л.И. Эволюция прогестагенов и прогресс современной контрацепции // Гинекология. – 2004. – Т. 6. – № 3. – С. 24-30.

13. Хрисанфова Е.Н. Конституция и биохимическая индивидуальность человека. – М.: МГУ, 1990. – 160 с.

14. King J.C. Nutrition during oral contraceptive treatment // J. Nurse Midwifery. – 1977. – Vol. 22 (1). – P. 31_32.

15. Rosenberg M.G., Waugh M.S. Am. J. Obstet. Gynec. 1998; 179: 577_582.15.

16. Wiklund I., Dimenas E., Wahl M. Control. Clin. Trials 1990; 11: 169-179.

Источник:
Психологические особенности женщин
С.И. Жук, д.м.н., профессор кафедры акушерства, гинекологии и перинатологии НМАПО им. П.Л. Шупика Л.Д. Захурдаева, городской роддом № 2, г. Киев Внастоящее
http://fetalmedic.com/kontracepciya/psikhologicheskie-osobennosti-zhenshhiny-v-osnove-konstitucionalnogo-podbora-kok.html

Психологические особенности женщины-руководителя

Характерные психологические особенности современной женщины. Образ деловой женщины. Женщина-руководитель на работе и дома. Особенности женского мышления. Отличия мужского и женского стиля руководства. Психологический портрет идеальной «леди-босс».

Обзор зарубежных и отечественных теорий личности. Гендерный аспект проблемы руководителя. Психологические особенности женщины-руководителя, отличающие ее от мужчины руководителя. Составление рекомендаций для повышения эффективности управления персоналом.

курсовая работа, добавлен 06.03.2015

Деловые качества современной женщины, умение добиваться результатов, владение методами управления, уровень интеллекта. Рассмотрение внутреннего мира женщины-руководителя, ее отличительных черт и способностей. Особенности межличностного взаимодействия.

реферат, добавлен 03.12.2009

Карьера в жизни женщины. Психологический портрет деловой женщины. Самоуважение как фактор построения успешной карьеры. Типология «карьеристов» и «карьеристок». Женщины и мужчины: гендерные различия в принятии решений. Этапы профессиональной деятельности.

магистерская работа, добавлен 23.10.2010

Личная жизнь и ребенок. Психологические аспекты второго брака. Положение трудящейся женщины, оставшейся с детьми одной. Роль матери в воспитании ребенка. Положение женщины-матери и бездетной одинокой женщины с точки зрения бытующих моральных норм.

курсовая работа, добавлен 26.11.2012

Современное состояние репродуктивного здоровья в Российской Федерации. Психологическая готовность женщины к материнству. Онтогенез материнской потребностно-мотивационной сферы. Психологические особенности женщины в период беременности и во время родов.

дипломная работа, добавлен 16.12.2012

Изучение синдрома беременности, обостренного эмоциональным мировосприятием. Исследование симптомов противоречивого отношения женщины к беременности, эмоциональной лабильности, завышенных притязаний, нетерпения, возбуждения и симптома страха перед родами.

презентация, добавлен 30.12.2014

Определение направлений гендерных особенностей лидерства и руководства: концепции полового потока, токенизма, инграциации, а также статусная, бихевиористическая и социально-ролевая теории. Анализ фратерналистского стиля поведения женщины-руководителя.

конспект урока, добавлен 18.01.2010

Отношение к материнству у женщин в период гестации, онтогенез и содержание материнской сферы. Смысловая сфера женщины в период беременности и психологические проблемы, с ней связанные. Исследование отношения к материнству женщины в период беременности.

дипломная работа, добавлен 10.09.2010

Прослеживание в нескольких планах различия между мужчинами и женщинами. Женщины — своего рода «золотые кладовые» наследственности, обеспечивающие неизменность потомства. Особая генетическая миссия у представителей мужского пола. Взаимотношения полов.

реферат, добавлен 04.06.2009

Становление психосексуальной сферы женщины. Психологические факторы сексуального удовлетворения. Классификация форм фригидности. Методики исследования различий и особенностей сексуального профиля у девушек с разным уровнем сексуального удовлетворения.

дипломная работа, добавлен 22.09.2011

Источник:
Психологические особенности женщины-руководителя
Характерные психологические особенности современной женщины. Образ деловой женщины. Женщина-руководитель на работе и дома. Особенности женского мышления. Отличия мужского и женского стиля руководства. Психологический портрет идеальной
http://allbest.ru/k-3c0b65635b3ac68a5d43b89521316d37.html

Психологические особенности насильственных преступников

Психологические особенности насильственных преступников

Психологические особенности насильственных преступников.doc.doc

2.3. Социально-психологические особенности женщин-преступниц.

Сущность вопроса лежит не только в сфере социально-ролевого диморфизма полов, но и в области научных познаний патопсихологии и сексопатологии, основанных на глубоком изучении поведенческих реакций.

В этом смысле практика судебной психиатрии дает уникальный материал для анализа этих взаимосвязей и прежде всего — для понимания того, каким образом врожденные биологические различия трансформируются в социальные, культурные, поведенческие проявления, имеющие отношение к делинквентности и криминальности.

Взяв за основу тот факт, что различия в криминальности между полами составляют априорно объективные данные ученые, занимающиеся проблемами отклоняющегося поведения, предложили две группы теорий. Одна пытается объяснить их врожденными психобиологическими свойствами полов, тогда как другая группа теорий указывает на разнообразие социальных факторов, которые по-разному влияют на женщин и мужчин. Большинство современных авторов сходятся во мнении, что различные подходы и теории не должны быть взаимоисключающими, особенно с точки зрения комплексной этиологии правонарушений и делинквентности. Необходим комплексный многомерный подход с учетом как социальных, так и биологических факторов.

Ученые утверждают, что агрессивные действия женщин обязательно следует рассматривать в рамках более сложного феномена агрессивности, являющегося биосоциальным свойством человека, приобретенным в процессе эволюции. В этой связи стоит заметить, что следует отличать агрессивность как свойство, постоянно присущее биологическому объекту, в том числе человеку, и агрессию как действия, совершаемые в конкретных условиях.

Следует подчеркнуть, что специальные исследования, касающиеся различий мужской и женской агрессии, как в криминологии, так в психиатрии до настоящего времени отсутствуют, имеются лишь отдельные упоминания, основанные на эмпирическом опыте. При этом, ученые, обсуждая проблему домашней жестокости, отметили, что агрессия мужчин направлена вовне, а у женщин — чаще внутрь, на себя. У мужчин чаще отмечается инструментальная агрессия, а у женщин — вербальная.

Резюмируя изложенное, принимая за основу традиционно устоявшуюся в науке типологическую характеристику личности преступника по характеру и содержанию мотивации, применительно к преступности среди женщин, в наиболее общем виде можно выделить:

а) Насильственный тип личности — это, как правило, женщины, совершающие хулиганские действия, убийства и нанесение телесных повреждений на бытовой почве, детоубийства. Это лица с негативно-пренебрежительным отношением к человеческой жизни, ее важнейшим благам, здоровью, телесной неприкосновенности и т.д.

б) Корыстно-насильственный тип — наиболее общественно опасный тип личности, с прочно усвоенными антисоциальными установками, направленными на достижение собственной, чаще всего материальной выгоды, в том числе ценой человеческой жизни.

в) Корыстный тип — о мотивации, присущей корыстному типу преступниц, в том числе связанной с необходимостью обеспечения семейного благополучия, говорят данные отечественных исследований, подчеркивающих высокий процент лиц этой категории, имеющих семью. Так, большинство женщин, привлеченных к уголовной ответственности за должностные преступления, являются семейными людьми (85%) и имеют несовершеннолетних детей (82%).

г) Неосторожный тип — с легкомысленно-безответственным и небрежным отношением к правовым предписаниям — составляет большую часть так называемых случайных, неосторожных преступниц.

д) Зависимый тип — для его представительниц характерны различные преступные проявления, совершаемые в силу чисто психологической зависимости, объектом которой могут быть наркотики, алкоголь, личность мужчины- спутника жизни.

По глубине и стойкости криминогенной мотивационной направленности личности, среди женщин целесообразно различать:

а) случайных преступниц-женщин, совершивших преступления в результате случайного стечения обстоятельств и в противоречии с общей характеристикой своего предшествующего поведения;

б) ситуационных преступниц-женщин, совершивших преступления под воздействием неблагоприятных условий формирования и жизнедеятельности личности;

в) неустойчивых преступниц-женщин, допускавших отклонения от норм социально-одобряемого поведения, но тем не менее, их твердо не усвоивших;

г) профессиональных преступниц-женщин, прочно стремящихся к достижению поставленных перед собой задач посредством совершения преступлений.

Глава 3. Причины и мотивация насильственных преступлений.

Описанные выше характеристики личности насильственных преступников, относительная малость доли преступного насилия и её относительное постоянство, отсутствие выраженного влияния социальных перемен на распространённость насильственной преступности наводит отдельных учёных на мысль о том, что формирование личности преступника по крайней мере, в отношении данной группы преступлений может зависить от биологической и генетической предрасположенности. [10] Однако всё же общепризнанным является мнение о том, что детерминация насильственной преступности, как и преступности в целом, имеет преимущественно социальный характер: причины и условия преступности лежат в обществе, в котором она существует и которому наносит урон. [12]

В качестве причины насилия в целом называются прежде всего неудовлетворённые социальные потребности. Я. И. Гилинский пишет: «Если неудовлетворённая витальная потребность (в пище, продолжении рода, защите от холода и т. п.) приводит к борьбе за существование, то неудовлетворённая социальная потребность — «к сверхборьбе за сверхсуществование». [6] Э. Ф. Побегайло указывает, что в современном обществе наиболее сильные социальные потребности связаны с социальной стратификацией и социальной мобильностью и именно нарушение социальной мобильности или перекосы в стратификации обуславливают основную массу случаев криминального насилия. [12] Кроме того, этот автор говорит о таких причинах преступного насилия в обществе в целом как миграция, национальный и религиозный экстремизм, вооружённые конфликты. [12]

Помимо общих детерминант преступности (экономических, социальных и нравственных), А. И. Долгова называет следующие причины, непосредственно провоцирующие совершение насильственных преступлений [13]:

Недостатки в формировании личности, приводящие к преобладанию в её характере таких негативных социальных качеств, как жестокость, озлобленность, зависть, склонность к насилию в повседневной жизни.

Деморализация, связанная с алкоголизацией и наркотизацией, промискуитетом, обуславливающая возникновение специфических малых социальных групп, в которых единственным способом разрешения межличностных конфликтов становится насилие.

Националистические, этноцентристские и субкультурные традиции, влекущие разделение общества на «своих» и «чужих», применение насилия в отношении которых в соответствующей социальной среде расценивается нейтрально или даже положительно.

Пережитки патриархальных представлений о необходимости полного подчинения жены мужу, а детей — родителям, включающие необходимость применения насилия как метода «воспитания» и поддержания авторитета.

Идеология и стандарты поведения криминальных и криминализованных структур, включающие обязательность применения насилия в определённых ситуациях.

Представление о большей эффективности насилия как средства достижения социально-политических целей, чем законных методов.

Мнение о недоступности или неэффективности официальных форм реагирования на нарушения прав и законных интересов граждан, ведущее применение самосуда.

В числе же социальных условий, облегчающих и способствующих действию этих причин А. И. Долгова называет:

Неэффективную работу многих государственных органов, в том числе правоохранительных, не обеспечивающих гражданам доступных, быстрых и эффективных способов защитить свои права и законные интересы.

Слабость общественных институтов, призванных сглаживать бытовые конфликты и оказывать содействие их жертвам, что приводит к перерастанию многих таких конфликтов в совершение преступлений.

Пропаганда насилия средствами массовой информации, смакование в них деталей насильственных деяний, создающее впечатление о распространённости и непобедимости преступного насилия, делающее его привлекательным для желающих самоутверждения субъектов.

Неразвитость системы социальной профилактики, помощи и реабилитации лиц с психическими аномалиями, алкоголиков, наркоманов.

Важное место в причинном комплексе многих насильственных преступлений занимает также виктимное поведение потерпевших. Указывается, что более половины тяжких насильственных преступлений совершались в конфликтной ситуации, сопровождавшейся «выяснением отношений» нескольких субъектов, и что «только случай определял, кто из них оказывался жертвой, а кто обвиняемым». [13] Особенно это характерно для изнасилований, где существенная часть потерпевших (по данным исследований Г. Б. Дерягина — 40%) сама провоцирует преступника на сексуальные контакты (как правило, фривольным поведением в ситуации, связанной с совместным употреблением алкоголя с насильником). [7].

Глава 4. Предупреждение насильственной преступности

Есть два направления борьбы с насильственной преступностью и её предупреждения. Первое связано с оздоровлением общества в целом, уменьшением общесоциальных предпосылок насильственной преступности (общее предупреждение), второе связано с направленным воздействием на составляющие её причинного комплекса (специальное предупреждение). [13]. К мерам общего предупреждения насильственной преступности А. И. Долгова относит:

Создание условий для цивилизованного, правового разрешения конфликтов между гражданами, уменьшения их числа и вредных последствий.

Повышение культурного и образовательного уровня граждан, обеспечение здоровых условий для формирования личности.

Источник:
Психологические особенности насильственных преступников
Психологические особенности насильственных преступников Психологические особенности насильственных преступников.doc.doc 2.3. Социально-психологические особенности женщин-преступниц.
http://stud24.ru/psychology/psihologicheskie-osobennosti-nasilstvennyh-prestupnikov/27071-81823-page5.html

(Visited 25 times, 1 visits today)

П О П У Л Я Р Н О Е

Слова мамы невесты на выкупе Cлова мамы на выкупе невесты Ах, эта свадьба, свадьба… Она… (6)

Выкуп невесты слова в конце Выкуп невесты! Помогите!Сценарий для выкупа уже готов. Невеста еще хочет… (5)

Выкуп туфли невесты в стихах Выкуп туфли невесты в стихах Ой вы гости-господа, вы откуда… (4)

Если женатый водолей влюбился Если женатый водолей влюбилсяВсе наиболее важное для тебя, твоей семьи… (4)

Загадки на выкуп невесты Загадки на выкуп невесты Получай статьи на почту Добавляйся в… (4)

COMMENTS