Состояние страха

Состояние страха

Страх — внутреннее состояние, обусловленное грозящим реальным или предполагаемым бедствием [1] . С точки зрения психологии считается отрицательно окрашенным эмоциональным процессом [2] .

Известный психолог и врач А. И. Захаров определил страх как «аффективное (эмоционально заостренное) отражение в сознании конкретной угрозы для жизни и благополучия че­ловека» [3] . Он отмечал, что страх основан на инстинкте самосохранения, имеет защитный характер и сопровождается физиологическими изменениями выс­шей нервной деятельности, что отражается на час­тоте пульса и дыхания, показателях артериально­го давления, выделении желудочного сока [4] .

В теории дифференциальных эмоций К. Изарда страх отнесён к базовым эмоциям, то есть является врождённым эмоциональным процессом, с генетически заданным физиологическим компонентом, строго определённым мимическим проявлением и конкретным субъективным переживанием [5] . Причинами страха считают реальную или воображаемую опасность. Страх мобилизует организм для реализации избегающего поведения, убегания [6] .

Страх как базовая эмоция человека, сигнализируя о состоянии опасности, зависит от многих внешних, внутренних, врождённых или приобретённых причин. Когнитивно сконструированные причины возникновения страха: чувство одиночества, отверженности, подавленности, угрозы самоуважению, чувство неминуемого провала, ощущение собственной неадекватности. Последствия страха: эмоциональные состояния неуверенности, сильное нервное напряжение, побуждающие личность к бегству, поиску защиты, спасения. Основные функции страха и сопутствующих ему эмоциональных состояний: сигнальная, защитная, адаптационная, поисковая [7] .

Психические расстройства, при которых некоторые ситуации или объекты, условно не являющиеся опасными, вызывают тревогу и страх, называются «фобиями» [8] .

А. И. Захаров отмечал, что тревога и страх объединяются общим чувством беспокойства [3] . Но, в отличие от страха тревога — это «эмоционально заострен­ное ощущение предстоящей угрозы» [3] . Чаще всего тревога возникает как ожидание какого-то события, которое трудно прогнозировать и которое может угрожать неприятными последствиями [3] .

Выделяют обычный (естественный или возрастной) и патологический уровни страха. Обычный страх кратковремен, обра­тим, исчезает с возрастом, не затрагивает глубоко ценностные ориентации человека, существенно не влияет на его характер, поведение и взаимоотно­шения с окружающими людьми [4] . Патологический уровень страха проявляется в крайних, драматических формах выражения (ужас, эмо­циональный шок, потрясение) или в затяжном, на­вязчивом, труднообратимом течении, непроизволь­ности, то есть полное отсутствие контроля со сторо­ны сознания, неблагоприятном воздействии на характер, межличностные отношения и приспо­собление человека к социальной действительности [9] . Другой классификацией является деление страхов на реальный и воображае­мый, острый и хронический, причем если реальный и острый страхи связаны с конкретной ситуацией, то воображаемый и хронический с особенностями личности [10] .

Эта отметка установлена 13 июля 2011 года.

Именно осознание конца своего существования, грубее — страх смерти, ритуализировало жизнь первобытного человека. Ритуал, нивелируя страхи, позволял копить культурную информацию, совершенствуя способы её консервации. [ источник не указан 2456 дней ] Способы, регуляторы и результаты человеческого существования менялись. Не последнюю роль сыграл страх в появлении государства. Можно сказать, что одним из факторов создания общин был комплекс страхов. Следствием этого комплекса стало стремление к объединению, с тем чтобы бороться против опасностей сообща.

Если говорить о религиях, такое значительное место занимавших (и занимающих) в жизни человека, то в каждой из них ключевое место занимает также страх. [1] Причём здесь страх поднимается на метафизический уровень и включает в себя не только проблему жизни и смерти, но и нравственный аспект. Сама смерть становится своеобразной границей, местом перехода в иной мир. И от того, как человек прожил свою жизнь, зависит то, чем иной мир окажется для него. В данном случае представляемый источник страха находится не в объективной реальности (то есть не в окружающем мире), а за пределами непосредственного познания. В каком-то смысле, можно считать, что страх оказал большое влияние на развитие такого критерия, как нравственность.

Отдельное место страх занимает в художественном искусстве и литературе, как то: жанр готического романа (или готического рассказа), жанр ужасов (хоррор) в литературе, кинематографе и видеоиграх. Эпический и мифологический фольклор, народные суеверия являются одним из наиболее часто используемых источников для этих произведений. Среди других источников можно назвать социальные фобии, распространённые в ту или иную эпоху.

Нельзя, чтоб страх повелевал уму;

Иначе мы отходим от свершений,

Как зверь, когда мерещится ему.

Эта отметка установлена 13 июля 2011 года.

В повседневной жизни или в чрезвычайных ситуациях человеку приходится преодолевать опасности, угрожающие его жизни, что вызывает страх, т.е. кратковременный или длительный эмоциональный процесс, порождаемый действительной или мнимой опасностью, сигнал тревоги. Обычно страх вызывает неприятные ощущения, но при этом он может являться сигналом к защите, т.к. главная цель, стоящая перед человеком, — остаться живым. Однако следует учитывать, что ответом на страх могут быть необдуманные или бессознательные действия человека, вызванные паникой — проявлением сильной тревоги.

Протекание эмоции страха в разных ситуациях у разных людей может существенно различаться, как по силе, так и по влиянию на поведение.

Страх может проявляться в виде возбуждённого или подавленного эмоционального состояния. Очень сильный страх (например, ужас) часто сопровождается именно подавленным состоянием. Помимо общего термина «страх», для различных близких по природе негативных эмоциональных состояний используются термины «тревога», «испуг», «паника», «фобии» и т.д. Например, кратковременный и сильный страх, вызванный внезапным сильным раздражителем, называют «испугом», а длительный, слабо выраженный, диффузный страх — «тревогой».

Такие психические расстройства, как фобии, могут приводить к частому и сильному переживанию страха человеком. Фобией называют навязчивый, иррациональный страх, связанный с определённым предметом или ситуацией, с которым человек не может справиться самостоятельно.

Некоторые философы, особенно те, которые подходят к этому явлению с чисто моральных позиций, считают страх вредной эмоцией с плохими последствиями. Другие философы, особенно те, которые рассматривают страх как преимущественно биологическое явление, наоборот, считают это состояние полезным, поскольку оно оповещает об опасных ситуациях. Страх понимается и как одно из возможных состояний человеческого бытия [12] . Эти точки зрения не взаимоисключают друг друга, так как и ощущение боли, обеспечивает самосохранение индивида, и становится непродуктивной или опасной лишь в наиболее интенсивных и длительных проявлениях.

Эта отметка установлена 13 июля 2011 года.

Страх может быть описан различными терминами в зависимости от выраженности: испуг, ужас, паника.

Профессор Ю. В. Щербатых предложил свою классификацию страхов [17] . Он разделяет все страхи на три группы:

К первой группе относятся страхи, непосредственно связанные с угрозой жизни человеку, вторая представляет боязни и опасения за изменение своего социального статуса, третья группа страхов связана с самой сущностью человека, характерна для всех людей. Социальные страхи вызваны ситуациями, которые могут нести угрозу не жизни или здоровью человека, а его социальному статусу или самооценке личности (страх публичных выступлений, социальных контактов, ответственности и т.д.). Экзистенциальные страхи связаны с интеллектом и вызываются размышлениями над вопросами, затрагивающими проблемы жизни, смерти и самого существования человека. Это страх перед смертью, перед временем, перед бессмысленностью человеческого существования и т.д.

Исходя из этого принципа, страх пожара относится к первой категории, страх публичных выступлений — ко второй, а страх смерти — к третьей. Между тем имеются и промежуточные формы страха, стоящие на грани двух разделов. К ним, например, относится страх болезней. С одной стороны — болезнь имеет биологический характер (боль, повреждение, страдание), но с другой — социальную природу (выключение из нормальной деятельности, отрыв от коллектива, снижение доходов, увольнение с работы, бедность и т. д.). Поэтому данный страх находится на границе 1 и 2 группы страхов, страх глубины (при купании) — на границе 1 и 3 группы, страх потери близких — на границе 2 и 3 группы и т. д. На самом деле, в каждом страхе в той или иной мере присутствуют все три составляющие, но одна из них является доминирующей.

Человеку свойственно бояться опасных животных, ситуаций и явлений природы. Страх, возникающий по этому поводу, носит генетический или рефлекторный характер. В первом случае реакция на опасность записана на генетическом уровне, во втором (основанная на собственном негативном опыте) — записывается на уровне нервных клеток. В обоих случаях есть смысл проконтролировать полезность подобных реакций при помощи разума и логики. Возможно, что данные реакции утеряли своё полезное значение и лишь мешают человеку жить счастливо. Например, имеет смысл с осторожностью относиться к змеям, и глупо бояться пауков; можно вполне обоснованно побаиваться молний, но не грома, который не может причинить вреда. Если подобные страхи причиняют человеку неудобство, можно постараться перестроить свои рефлексы.

Страхи, возникающие в ситуациях, опасных для жизни и здоровья, носят охранительную функцию, и поэтому полезны. Страхи же перед медицинскими манипуляциями могут нанести вред здоровью, так как помешают человеку вовремя установить диагноз или провести лечение. [ источник не указан 823 дня ]

У пациента, миндалевидное тело которого оказалось разрушено вследствие болезни Урбаха-Вите, наблюдалось полное отсутствие страха [18] [19] [20] .

Развитие чувства страха определяется двумя нейронными путями, которые, в идеале, функционируют одновременно. Первый из них, ответственный за развитие основных эмоций, реагирует быстро и сопровождается большим количеством ошибок. Второй реагирует медленнее, но более точно [21] .

Первый путь позволяет нам быстро ответить на признаки опасности, но часто срабатывает как ложная тревога. Второй путь позволяет нам более точно оценить ситуацию и ответить на опасность точнее. В этом случае чувство страха, инициированное первым путём, блокируется функционированием второго пути, который оценивает определённые признаки опасности как нереальные.

При первом пути (низком, коротком, подкорковом) эмоциональный стимул, отражаясь в чувствительных ядрах зрительного бугра, замыкается на амигдалярных ядрах зрительного бугра, вызывая эмоциональный ответ.

При втором пути (высоком, длинном, корковом) эмоциональный стимул, отражаясь в чувствительных ядрах зрительного бугра, восходит в сенсорные отделы коры головного мозга и уже из них направляется в ядра амигдалярного (миндалевидного) комплекса, формируя эмоциональный ответ.

При фобиях второй путь функционирует неадекватно, что приводит к развитию чувства страха на стимулы, не несущие опасности.

Состояние страха

Страх — индивидуальная эмоция, возникающая при наступлении или предвкушении грозящих реальных или воображаемых трудноразрешимых ситуаций. С точки зрения современной психологии страх не всегда является отрицательным эмоциональным состоянием, хотя большинство людей наделяют испытываемое состояние негативным окрасом.

Нельзя, чтоб страх повелевал уму;

Иначе мы отходим от свершений,

Как зверь, когда мерещится ему.

Согласно теории дифференциальных эмоций (автор: К. Изард), страх является врожденной, генетически заданной базовой эмоцией человека со строго определенными соматическими и психологическими компонентами: конкретными физиологическими симптомами и своеобразными субъективными ощущениями. Предназначение страха: информирование организма об опасности и угрозе его функционированию, мобилизация защитных ресурсов. Его функции: информативная, оградительная, адаптационная, исследовательская, поисковая. В большинстве случаев страх сопровождается мучительными симптомами, хотя при этом эмоция может выступать сигналом к необходимости в защите, так как главная функция головного мозга – сохранить целостность и жизнедеятельность организма человека.

Возникновение этой ответной реакции зависит от разнообразных внутренних и внешних факторов, наследованных или приобретенных личностных особенностей. Стимулом для проявления симптомов страха могут стать: комплекс неполноценности, ощущения одиночества и отверженности обществом, чувство подавленности, угроза неминуемого фиаско, давление чувства вины, ощущение никчемности или неадекватности.

Психические патологии, базирующиеся на присутствии у индивида навязчивого страха при наступлении или ожидании определенных обстоятельств, относятся к категории «тревожно-фобические расстройства».

Состояние страха принято разделять на степени интенсивности проявляемой реакции, что описано разнообразными терминами: ужас, паника, тревога, испуг, беспокойство, волнение, смятение. Интенсивный панический страх, возникающий и усиливающийся при приближении или наступлении конкретных событий, не поддающийся контролю, пониманию и логическому объяснению принято называть фобией.

Согласно классификации, разработанной профессором Щербатых, страхи систематизированы в три категории:

  • Биологические (основанные на угрозе жизни и здоровью человека);
  • Социальные (базирующиеся на опасениях за изменение социального статуса либо неверной самооценке);
  • Экзистенциальные (связанные с интеллектуальной и эмоциональной сферами).

Навязчивый страх значительно отличается от стандартных эмоциональных реакций: индивид понимает, что его тревога – беспочвенна и нелогична, но контролировать свое состояние он не может. Это – широко распространенная патология, объединяющая огромное количество разнообразных объектов страха и пугающих ситуаций. Панический страх нередко проявляется неуправляемыми и мучительными симптомами, возникающими внезапно, ограничивающими деятельность человека и вносящими в жизнь немало трудностей.

Хотя не всегда очевиден, понятен и осознан человеком фактор, спровоцировавший возникновение панического страха, всегда существует причина его формирования. Не каждому удается самостоятельно выявить первичную причину, а тем более ее устранить или подвергнуть коррекции, так как довольно часто она кроется глубоко в подсознании индивида, нередко ведя свои корни от генетической (наследственной) памяти. Поэтому одна из самых действенных методик избавления от навязчивого страха – техники классического психоанализа. Однако такие сеансы – довольно дорогостоящие процедуры, и не каждый соотечественник может себе позволить такой метод лечения.

Существуют разнообразные техники, позволяющие самостоятельно избавиться или минимизировать негативные проявления страха. Однако не следует пытаться избавиться от фобий мгновенно, кардинально, окончательно и бесповоротно: эксперименты в виде «лобовой атаки» могут привести к возникновению новых, более опасных проблем. Следует помнить, что подавление навязчивого страха – ошибочный путь, проявляемые эмоции необходимо направлять в позитивное русло. Комплексный подход, жесткий режим, терпение, усердие, постепенность, уверенность в успехе – верные союзники в сражении со страхом.

Самый банальный и быстрый, но не всегда возможный к исполнению способ – поменять образ жизни и внести изменения в выполняемую деятельность так, чтобы предмет страха утратил свою актуальность и значимость. Например: страдающему аэрофобией можно отказаться от авиа полетов и пользоваться исключительно наземными видами транспорта. Если особа боится замкнутых пространств, а проживает на двенадцатом этаже, то можно: либо всходить к жилищу по лестнице, либо подыскать квартиру на нижних этажах.

Однако попытка таким образом избавиться от проблемы – всего лишь иллюзия ее разрешения. Избегая «опасные» объекты, индивид создает относительно удобные условия для существования, не избавляясь от самого страха: не определяя, а нередко «зарывая» истинную причину глубже в бессознательное. При таком подходе невозможно установить первичный фактор, выступающий источником проблемы, так как часто подлинный повод – не имеющий связи к проявляемому страху иной «пугающий» объект (например: клаустрофобия может быть связана с конфликтной обстановкой в семье).

Основное условие для успешных результатов данного метода: однозначно признать наличие навязчивого страха и разрешить себе бояться. Программа нацелена на масштабное изучение собственных тревог и взятие под личный контроль момента запуска негативных эмоций.

Необходимо ежедневно практиковать данную технику, выделяя для тренировки минимум 15 минут. Отведенный промежуток времени необходимо сознательно посвятить имеющимся негативным мыслям и изучению объекта своего страха, нагнетая эмоциональный дискомфорт до максимума. Тревожащие ситуации рекомендуется высказывать вслух, стараясь точно описать свои ощущения. Во время выполнения упражнения не допускаем возникновения положительных мыслей, концентрируемся исключительно на отрицательных эмоциях. По окончанию сеанса, делаем глубокий вдох и, медленно выдыхая, отпускаем свои тревоги.

Парадокс этой странной, на первый взгляд, техники – испытав искусственно созданный сильный панический страх и пребывая в таком состоянии некоторое время, человек перестает волноваться. Это объясняется тем, что психика может пребывать в напряжение лишь некоторый непродолжительный период, затем головной мозг запускает имеющиеся защитные механизмы, и наступает фаза относительной стабильности.

Практикуя технику ежедневно, уже через 10 сеансов ранее неконтролируемые симптомы тревоги станут видоизменяться, преобразовываясь в скуку, так как система реагирования на стресс организма не будет запускаться при появлении уже привычных раздражителей.

Данная техника нацелена на осознание и принятия факта: сам объект страха не выступает проблемой, трудности состоят в неадекватном реагировании на пугающие ситуации. И избавиться от своих тревог можно при кардинальном изменении способов восприятия стрессовых событий. Тренировка новой модели реагирования проходит следующим образом: необходимо представить в воображении вызывающую панику ситуацию и постараться на несколько секунд взять под контроль возникающие эмоции. Для облегчения этого процесса необходимо мысленно «отодвинуться» от объекта ужаса и взглянуть на происходящее со стороны. Не стоит анализировать и описывать свои ощущения, достаточно признать, что навязчивый страх существует и убедить себя, что проявляемая реакция – нормальная и естественная.

Избавиться от проявлений навязчивого страха можно с помощью ведения личного дневника. Необходимо в течение дня фиксировать свои негативные ощущения на бумаге, стараясь описать каждый момент и охарактеризовать каждую эмоцию, причем, не пересказывая и не оценивая ситуацию, а передавая все импульсы слово в слово. Отличный результат данной техники объясним тем, что страх, изложенный в письменном виде, обретает четкие очертания, материализуется и воспринимается личностью бессмысленным, тривиальным, алогичным и беспричинным. Со временем ежедневное описывание страхов становится для человека нудной обязанностью и возникает желание поскорей избавиться от этой ноши. Страх теряет свою силу и актуальность, сменяясь чувством легкого волнения.

Суть следующей успешной техники: при возникновении негативных ощущений напевать вызывающие тревогу ощущения, взяв за основу несложный мотив. Следует постараться максимально четко изложить в песне свое восприятие страха. Например: «Какая кошмарная змея! Она подползает ко мне, она обязательно меня укусит, мне будет очень больно, вскоре я, наверняка, умру!»

Как бы парадоксально это не выглядело, метод превосходно действует: когда человек поет об объектах ужаса, головной мозг просто не в состоянии производить и удерживать симптомы панического страха. Когда интенсивность тревоги начинает снижаться, необходимо переключиться на пение позитивных утверждений.

В случаях, когда объект навязчивого страха невозможно описать словами, и в голове зафиксирована лишь страшащая картинка, необходимо мысленно заменить изображение на иной образ, полностью противоположный пугающему объекту. Например: лицу, страдающему танатофобией – страхом смерти, рекомендовано создать в воображении образ здорового и счастливого человека. Также можно придать своему «мучителю» четкие очертания, мысленно пообщаться с ним тоном повелителя и «изгнать» его прочь. Чем дальше объект тревог будет отдаляться, тем реже и слабее у человека будет возникать отрицательные эмоции.

Следует выработать у себя привычку продолжать действовать, невзирая на проявления страха. Чем дольше человек пребывает в состоянии бездействия и откладывает на неопределенный срок выполнение каких-либо профессиональных, социальных функций либо домашних обязанностей, тем больше страх овладевает его сознанием. Усиливающееся негативное ощущение предстает перед личностью каменной стеной, но как только индивид делает пусть крошечный шаг навстречу страху, становится очевидно: тревога – всего лишь иллюзия, она существует исключительно в воображении. Следует смириться с присутствием страха в подсознании, принять свои ощущения и не прекращать жить полноценной жизнью.

Стоит попробовать избавиться от навязчивого страха, задействовав логику и воображения. При возникновении симптомов тревоги, следует разработать и проанализировать наихудший вариант разрешения ситуации, подумать о самом трагическом исходе событий. Даже самые роковые последствия не так страшны, как неизвестность будущего. Как правило, после оценки наихудшего финала, страх теряет свою актуальность и перестает восприниматься личностью как значимая угроза.

Именно необходимость принять единственно верное решение вынуждает человека взять себя в руки, побороть неуверенность и выполнить необходимые действия. Панические страхи «проживают» только в соседстве с неуверенностью, сомнениями, нерешительностью и бездеятельностью, награждая человека предвкушением провала, неудачи, позора и укрепляя ощущение никчемности и вины. Навязчивая тревога концентрирует внимание на ожидании негативных стечений обстоятельств, в то время как принятие решения сосредотачивает на ожидании позитивных эмоций. Сделав выбор и приняв решение, человек обретает уверенность в собственных силах, получает мотив и стимул для действий, заряжается жизненной энергией, извлекает скрытые в организме ресурсы.

Существует удивительная закономерность: чем лучше о себе думает человек, тем меньше и реже страхи он испытывает. Можно утверждать, что высокая самооценка – надежный сторож личности от негативных эмоций, причем абсолютно не играет роли, является восприятие собственной значимости – истинным и адекватным или оно – вымышленное и ложное.

Помимо вышеописанных методов, существуют иные способы преодоления навязчивого страха, в числе которых:

  • Молитвы, вера в Бога;
  • Истинная любовь;
  • Техники медитации;
  • Занятия благотворительной деятельностью.

Советы в завершение:

  • Не стоит фиксировать внимание на досадные промахи и обидные неудачи;
  • Следует не забывать похвалить себя за приложенные усилия и оценить даже минимальный успех;
  • Нужно избегать самокритики, самообвинения и самобичевания, истреблять ненависть к себе;
  • Нельзя предъявлять к себе сверхвысокие требования, ставить нереальные задачи;
  • Важно, чтобы человек был честен с самим собой, гордился своими поступками и испытывал удовольствие от деятельности.

ПОДПИШИСЬ НА ГРУППУ ВКонтакте посвященную тревожным расстройствам: фобии, страхи, навязчивые мысли, ВСД, невроз.

Состояния страха

К. Т. Бриттон, С. К. Риш, Дж. К. Джиллин (К. Т. Button , S . С. Risch , J . С. Gillin )

Классификация тревожных состояний

Состояния тревоги (страха): Панический синдром. Состояние генерализованного страха. Обсессивно-компульсивный синдром. Посттравматический стресс-синдром

Фобические расстройства: Агорафобия с наличием или отсутствием синдрома паники. Социальная фобия. Простая фобия.

Определение. Характерной чертой синдрома паники (СП) является внезапное и неожиданное появление чувства непреодолимого ужаса с сопутствующими соматическими проявлениями в виде одышки, ощущения сердцебиения и полуобморочного состояния. Указанные симптомы и признаки аналогичны таковым, появляющимся при чрезмерной физической нагрузке или при угрожающей ситуации.

Распространенность и эпидемиология. СП встречается с частотой 1-2% от общей популяции, причем у женщин в 1-2 раза чаще, чем у мужчин. Заболевание, как правило, начинается в возрасте 17-19 лет и вскоре после 20 лет. Довольно часто СП семейно наследуется и часто сопровождается аффективными расстройствами. Если у данного лица диагностирован СП, то почти у .18% его ближайших родственников также можно диагностировать это нарушение. Более того, исследования на близнецах выявили большую его частоту у монозиготных близнецов, что подтверждает генетический базис этого заболевания.

Диагностика синдрома паники

А. Наличие по крайней мере трех приступов синдрома паники в течение 3 нед при обстоятельствах, исключающих физическую перегрузку или угрожающие жизни ситуации. Атаки не вызваны какими-нибудь ситуационными страхами

Б. Атакам предшествует четкий период предчувствия страха, и во время атаки должны иметь место по крайней мере четыре из перечисленных симптомов:

2. Ощущение сердцебиения

3. Боли или дискомфорт в области сердца

4. Ощущение удушья, нехватки воздуха

5. Системное или несистемное головокружение, неустойчивость при ходьбе или в положении стоя

6. Чувство ирреальности

7. Парестезии (покалывание в кистях и стопах)

8. Ощущение то жара, то холода

9. Усиленная потливость

10. Состояние, близкое к обморочному

11. Мелкая или крупная дрожь

12. Страх смерти, боязнь сойти с ума, ощущение потери контроля над своими поступками.

Осложнения. После повторных приступов синдрома паники у большинства больных развивается боязнь возникновения подобных приступов снова, и они стараются избегать таких ситуаций, при которых эти приступы имели место в прошлом. У некоторых больных развивается агорафобия (боязнь открытых пространств, площадей и широких улиц), и они испытывают страх как в общественных местах, так и оставшись в одиночестве. Если больного не лечить, то повторяющиеся приступы синдрома паники и агорафобия приводят к изменению образа жизни больного: он начинает мыслить лишь о том, как избежать таких ситуаций, которые могут спровоцировать приступ паники и страха. Нередко подобные больные буквально не выходят из дома в течение нескольких недель (месяцев): они убеждены, что стоит им покинуть свой дом, как тут же возникнет приступ панического страха.

К другим осложнениям синдрома паники относятся развитие большой депрессии, риск совершения самоубийства, развития сердечно-сосудистой патологии, а также зависимости от лекарств или алкоголя. Потери государства в результате неработоспособности подобных бальных и от затрат на поддержание их здоровья в год составляют более 100 млн долларов.

Результаты лабораторных исследований. Внутривенное введение лактата обычно провоцирует возникновение приступа синдрома паники у лиц, ему подверженных. В настоящее время в клинической практике указанную процедуру не используют. По данным одного исследования с применением позитрон-эмиссионной томографии, во время приступов синдрома паники было продемонстрировано снижение скорости кровотока в области левого парагиппокампа.

Этиология и патофизиология. Этиология панического синдрома во многом остается неясной. Во всяком случае при этом имеет значение взаимодействие многих психологических и биологических механизмов.

Психологические факторы. С точки зрения психодинамики, состояние страха и тревоги — это ответная реакция на жизнеугрожающее и ургентное появление в потоке сознания болезненных и недопустимых для пациента мыслей, импульсов или желаний, т. е. имеет место психологический конфликт), связанный с прошлым или настоящим. Так что реакция тревоги в данном случае — это попытка мобилизоваться и упредить опасность для собственного Я.

Физиологические факторы. Клинические и экспериментальные данные указывают на вовлечение в реакцию организма при СП норадренергических нейронов, особенно тех, которые расположены рострально от locus coeruleus в верхней части ствола мозга. Факты указывают на гиперактивность норадренергических путей как на ведущее звено патогенеза СП. Во-первых, клинические проявления указанного синдрома идентичны тем. которые возникают при внезапном и резком стимулировании р -адренергических рецепторов; во-вторых, изадрин р -агонист и иохимбин ( lohimbine ) — антагонист адренергических рецепторов, повышающий норадренергическую функцию, вызывают признаки и симптомы, имитирующие приступы СП; в-третьих, клинические факты подтверждают, что норадренергические р -адреноблокаторы, такие как анаприлин (пропранолол) с успехом используют для коррекции состояния патологической тревоги.

Лечение. Общепринятая программа лечения при синдроме паники обычно включает в себя как фармакологическое, так и психотерапевтическое воздействие на больного. Прежде всего приступ пытаются блокировать фармакологическими средствами, обычно с помощью трициклических антидепрессантов или ингибиторов моноаминоксидазы. Эффективность указанных препаратов составляет 80-90% при лечении и профилактике спонтанных приступов СП. Новый «антистраховый» препарат альпразолам в высоких дозах столь же эффективен, как и антидепрессанты, но у него меньше побочных эффектов и его действие продолжается в течение 1-2 дней. Другие бензоди-азепины неэффективны. К сожалению, действие антидепрессантов может проявиться лишь через 4- 6 нед после начала лечения.

р -Адреноблокаторы, такие как анаприлин (пропранолол) или атенолол, обычно купируют периферические (вегетативные) проявления СП, но не устраняют психического страха как такового и, кроме того, могут усугубить депрессивную симптоматику. Клофелин также купирует проявления приступа синдрома паники, но его эффект обычно только временный, и болезнь обычно возвращается по прекращении приема лекарственного препарата.

Некоторым больным с ПС, особенно тем, которые страдают агорафобией, показана психотерапия. В отношении конкретных форм психотерапии мнения противоречивы, но, как правило, оказываются более эффективными те из них, при которых врач пытается понять причину тревоги и подбодрить больного смелее встречать «пугающую» ситуацию.

Генерализованное состояние страха

Определение. В отличие от больных с СП, при котором симптомы возникают совершенно внезапно, больные с генерализованным страхом испытывают постоянно чувство тревоги при отсутствии тех специфических симптомов, которые характеризуют фобии, панический синдром или обсессивно-компульсивное состояние. Хотя симптомы генерализованной тревоги очень индивидуальны, однако имеются и некоторые общие признаки, такие, как двигательная напряженность, повышенная возбудимость вегетативной нервной системы, постоянное тревожное ожидание чего-то и бессонница. Острых и приступообразных обострений состояния, переходящих в приступы паники, обычно не наблюдается.

Распространенность и эпидемиология. Распространенность данного заболевания составляет примерно 2-3%. однако более точных эпидемиологических данных нет вследствие различий в определении самого заболевания и из-за неудовлетворительной регистрации подобных случаев. Женщины болеют в 1-2 раза чаще, чем мужчины. Общепринятая точка зрения, что указанное состояние связано со стрессами современной жизни, несостоятельна. В отличие от синдрома паники при генерализованной тревоге генетический и семейный анамнез не имеют сколько-нибудь определенного значения.

Диагностические критерии состояния генерализованной тревоги

A. Постоянное генерализованное чувство тревоги проявляется следующими симптомами:

1. Повышение двигательного тонуса: больной излишне подвижен, склонен к подергиваниям, к ознобоподобному дрожанию, вскакивает с места, совершает полупроизвольные движения; периферические мышцы напряжены и болезненны, отмечается быстрая мышечная утомляемость, больной не может расслабиться, веки подергиваются, лоб нахмурен, мышцы лица напряжены, отмечается общее двигательное беспокойство, больной часто вздрагивает

2. Проявления гиперактивности вегетативной нервной системы: повышенная потливость, ощущение сердцебиения или тахикардия, кисти рук липкие и холодные, сухость во рту, частые головокружения; ощущение «пустоты» и легкости в голове, парестезии (покалывание в кистях и стопах); чувство переполнения в желудке; ощущение общего жара, сменяющееся ощущением холода и озноба; позывы на мочеиспускание учащены, нередко понос, дискомфорт в области желудка, ощущение комка в горле, гиперемия или побледнение лица, пульс и дыхание в покое учащены

3. Больной постоянно находится в ожидании несчастья: он полон страха, беспокойства, он постоянно говорит и думает о надвигающейся катастрофе по отношению к нему самому или к его близким

4. Бессонница, взгляд больного все время напряжен, он сверхвнимателен, в результате чего его очень трудно отвлечь от собственных мыслей и страхов и сконцентрировать внимание на чем-либо другом. Бессонница прогрессирует, больной ощущает, что он находится «на краю катастрофы», он раздражителен и нетерпелив

B. Тревожное состояние продолжается по крайней мере 1 мес

C. Больному не менее 18 лет

Осложнения. В отличие от синдрома паники состояние генерализованной тревоги имеет более хроническое течение и более благоприятный прогноз, хотя наряду с этим возможны и вторичные явления — депрессии, злоупотребление алкоголем, наркотиками, особенно бензодиазепинами.

Дифференциальная диагностика . Симптомы, напоминающие состояние тревоги, могут сопровождать и некоторые терапевтические заболевания — ишемическую болезнь сердца, поражения щитовидной железы, интоксикацию теми или иными лекарственными препаратами или, напротив, быструю их отмену. Состояния тревоги и страха наблюдаются при других психических заболеваниях, например при депрессии, шизофрении и органической ментальной патологии.

Очень важно своевременно диагностировать все эти заболевания, поскольку при этом должно проводиться лечение, весьма отличное от того, которое назначают при первичном синдроме тревоги. Очень часто больные с генерализованным состоянием тревоги прибегают к алкоголю, наркотикам или транквилизаторам, поэтому врач должен очень подробно выяснить у такого больного, не злоупотребляет ли он этими средствами. Хотя состояние генерализованного страха и не оказывает на больного такого инвалидизирующего влияния, как некоторые другие состояния страха, тем не менее качество жизни человека, постоянно ощущающего страх и тревогу, резко отличается от качества жизни здорового.

Этиология и патофизиология. Одним из путей выяснения этиологии синдрома тревоги является наблюдение за развитием терапевтического эффекта антистраховых препаратов у подобных больных. Так было установлено высокое сродство стереоспецифических рецепторов и к бензодиазепинам, и к ингибиторному нейротрансмиттеру — гамма-аминобутировой кислоте. Имеется достаточно данных, заставляющих предполагать, что анксиолитические эффекты бензодиазепинов опосредованы именно через эти рецепторы.

Когда же состояние генерализованной тревоги выражено достаточно резко, показано медикаментозное лечение, и бензодиазепины при этом являются препаратами выбора. В большинстве случаев достаточно короткого курса лечения в течение 5-7 дней, после чего препараты отменяют. При этом больные должны быть предупреждены о возможном возникновении зависимости от указанных лекарственных средств в случае их длительного употребления, а врач каждый раз должен обосновать для себя необходимость в продолжении приема указанных препаратов.

Страх как состояние человека

Страх как состояние, непременно связанное с закрытостью, отрезанностью, ощущением одиночества. Характерные проблемы человека в состоянии страха. Страх — реакция на непосильные впечатления, проблемы и требования, смелость — готовность к поражению.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Нередко страх — причем вполне справедливо — описывается как состояние, «непременно связанное с закрытостью, отрезанностью», т. е., по сути, с ощущением одиночества. Из моих же слов следует, что преобразование страха на основе внутренней концентрации как раз и требует ухода в одиночество. Кроме того, многие особо подчеркивают определенную сторону симптоматики страха — оцепенение, охлаждение, изоляцию и «ощущение угрозы в состоянии зажатости». Из этого можно сделать вывод — опять-таки совершенно справедливый — о такой тенденции страха, как сжатие, а стало быть, отвердение; я же говорил о «разжижении», о «растворении» во внешнем мире, кстати сказать, в согласии с описанием Рудольфа Штайнера, где идет речь о «душевном истечении»19, т. е. о душевном процессе, соответствующем процессам «истечения» телесного (позывы к мочеиспусканию, потливость, понос).

Вплоть до этого момента мы — пассивные созерцатели происходящего (но происходящего внутри нас), и, собственно, только теперь следует то, что мы называем реакцией страха и что при описании состояний страха чаще всего (как уже отмечалось, вполне справедливо) выдвигается на передний план. Только теперь мы подходим к вопросу о возможностях защититься от страха или совладать с ним; в состоянии экспансии страха мы либо прибегаем к ним сознательно, либо нас опять-таки влечет к ним бессознательно. Ведь какова естественная реакция человека, когда ему грозит опасность раствориться? Он собирается, уходит в себя — либо панически-рефлекторно, либо в намеренном акте внутренней концентрации.

Если последнее по тем или иным причинам вовремя не удается, то пущенная на самотек реакция страха оборачивается деструктивным, даже аутоагрессивным процессом. Душа, а за нею и тело, судорожно сжимается, кровь начинает двигаться центростремительно, т. е. увлекается от периферии к центру, человек бледнеет, холодеет. Все тепловые и волевые силы будто разом мобилизуются, чтобы окружить защитным кольцом самое заветное, что ни в коем случае не должно пострадать или потеряться. По отношению к окружающему миру человек теперь целиком — жест антипатии, он в самом деле изолирован, загнан в угол, скован.

Итак, верно, что проблема человека в состоянии страха — одиночество, «пребывание в изоляции», по словам Михаэлы Глёклер. Маленький ребенок, «впервые знакомясь с элементарными физическими опасностями, болью, происходящей как из неведомого внутри него, так и от предметов или живых существ», чувствует себя уязвимым. Фундаментальный опыт отчужденности — лишь чуждое, непричастное ко мне, может причинять мне боль — вот что периодически всплывает вместе со страхом. У ощущения обособленности две стороны. Это источник всей душевной боли, всех жизненных сомнений и в то же время насущная необходимость, ибо движение к налаживанию контакта с миром предполагает опыт одиночества.

Так же верно, однако, что единственный способ совладать со страхом — и это путеводная нить в воспитании, самовоспитании и терапии — принять иную, добровольную форму одиночества и работать над ней. «Чрезвычайно важно понять, — пишет Хельмут Хессенбрух, — что путы страха… необходимы, так как без ограничения невозможна самобытность (т. е. формирование «Я»). Поэтому не удивительно, что, едва пробудившись, человеческое «Я» сразу же само ищет тесноты, обособления как возможности сосредоточиться». Добровольное, «высшее» одиночество, обретение внутренней опоры — но не тюрьмы! — и есть подлинная альтернатива бегству в одиночество, диктуемому страхом.

Страх — неотъемлемая принадлежность нашей жизни, естественная реакция на непосильные для нас впечатления, проблемы и требования. Враждебное отношение к нему, стремление во что бы то ни стало избежать его в конце концов вырабатывают ненависть к себе и к миру. Если мы не стараемся примириться со страхом, т. е. не ищем внутренний путь, который поможет нам продуктивно интегрировать его положительные стороны в планирование нашей жизни, то начинаем блуждать по кривым дорогам отрицания и вытеснения, асоциального поведения, одиночества, интеллектуального высокомерия и попадаемся на обманчивые рецепты борьбы с ним.

Мы установили, что передергивать факты, всецело обусловленные природой человека и мира, совершенно бесполезно и решили не осуждать, а изучить страх. Простые примеры — способность быть «осторожными», боязнь кого-то обидеть — показали нам, что позитивные, развивающие силы заложены в самом страхе, а не только в его «преодолении». Вместо того чтобы говорить об «укрощении», о борьбе со страхом, стоит подумать о том, как с ним совладать и преобразовать его в нечто иное. Как страх может послужить нам и, возможно, уже служит, только мы этого не замечаем? В самом ли деле он всего лишь досадная слабость, «враг души»?

Вслед за Алоисом Хиклином (и другими) мы считаем, что в патологическую форму страх принимает, лишь когда мы не в силах совладать с ним и не понимаем его смысла, его побудительного характера. А ведь слово «совладать» всегда подразумевает сближение, интеграцию, в каком-то смысле дружбу.

Если приглядеться к процессу страха внимательнее, обнаруживается, что наряду с событием страха есть еще один феномен: страх перед страхом, с коим и связаны все вышеупомянутые попытки бежать или защититься от него. При объективном подходе проблема нашего отношения к страху и обращения с ним представляется куда более важной, чем просто его проявление. Пример взаимодействия человека и природы подводит нас к понятию «дома», «надежной крепости». Здесь мы обретаем защиту от внешних опасностей и в то же время оказываемся перед альтернативой: забаррикадироваться, изолироваться в этом укрытии либо проявлять живой интерес к событиям, угрожающим нам за его пределами. Можно ли перенести этот пример на внутренний мир человека, на наше обращение с «природными стихиями» души, в том числе и со страхом?

Если все происходит так, значит, нам удалось на определенном этапе приостановить динамику развития страха. Но на каком именно? В данном процессе можно выделить три стадии. Две из них нам уже известны: появление страха и страх перед страхом, или экспансия страха. В этой точке любой страх становится страхом растворения. Если нам, нашему «Я», не удается описанным образом вмешаться в дело и «собраться, сосредоточиться», т. е. найти убежище в самом себе, то в конце концов наступает паническая реакция, судорога страха как результат неудачной попытки совладать с ним. Но в итоге мы не собираемся, а забиваемся внутрь, запираемся в невыносимой тесноте. Для людей, всегда беспомощных перед стадией страха перед страхом, т. е. не умеющих сознательно отодвинуть внешний мир в момент колебания границы «Я», дело оборачивается трагедией — они оказываются во внутренней тюрьме.

Если вспомнить наш вывод, что под водительством крепкой веры в себя страх может стать полезным спутником и даже повысить качество жизни, то, пожалуй, более всего поражают люди, лишенные (в том числе и искусственно, например под влиянием наркотиков) важных компонентов «системы» страха, регулирующей отношения с окружающим миром и обществом.

По словам Шопенгауэра, для него не будет существовать ни страданий, ни смерти, по крайней мере, в ней не будет ничего ужасного. Если до этого дорастет неординарная индивидуальность в конце неординарного жизненного пути или мы узнаем, что живущие в несказанных страданиях люди поднимутся над страхом и обретут непостижимое для нас спокойствие и невозмутимость, мы лишь безмолвно склонимся перед ними. Пожалуй, можно поразмыслить и над судьбами людей с тяжелыми физическими или умственными недугами: не потому ли Рудольф Штайнер говорил, что они ближе к Богу, чем мы, «нормальные»1, что им неведомы своекорыстные опасения, будничные заботы о выгоде и мерах предосторожности, какими мы окружаем свое драгоценное мелкое эго.

Но если отвлечься от подобных исключений, которым, возможно, не чужды свои, недоступные обычному человеку страхи «высшего» порядка (и нам не пристало строить об этом домыслы), то в обычной жизни и у личностей выдающихся столкновение со страхом неизбежно так же, как боль, скорбь, сомнения или стыд, причем страх, безусловно, — самая активная из всех испытываемых нами эмоций, пусть даже мы не всегда это сознаем.

«Страх всегда связан с ощущением неуютности. А уютно бывает там, где страха нет, в родном доме. Дом — это все, что нам привычно и знакомо, потому что здесь… мы можем положиться на себя, на свой опыт и приобретенные умения. Дом — пространство приятных, подвластных нам отношений. «Подвластный» и «владеть» — слова родственные. Дом — это место, где мы знаем, как себя вести, уверенно владеем «этикетом» и с удовольствием придерживаемся его, т. е. любим. Потому мы и ограждаем себя от всего неуютного, непривычного, неизведанного (Хайдеггер). Оно остается за пределами приятного и подвластного, в пространстве dis-magare, бессилия»2.

Любая незнакомая ситуация, где нужно испытать себя — делом или терпением, — опасна оттого, что мы не знаем, удастся ли нам это. «Вот почему, — пишет Алоис Хиклин, — при ощущении страха речь идет, в первую очередь и главным образом, не о той или иной опасности, а об имманентной ей конфронтации с областью нашей компетенции». Если человек не хочет губить свою жизнь в унылом однообразии, он опять-таки должен в какой-то мере принять страх, даже искать его. Мы не сможем развиваться, если не готовы считать постоянную конфронтацию с границами своей компетенции проверкой на прочность и принять сопряженный с этим риск.

Желая целиком обезопасить себя от неудачи в той или иной ситуации, человек обречен полному краху, ведь смелость — прежде всего готовность к поражению. Поэтому, когда стремление избегать поражений становится жизненным принципом, смелость неудержимо убывает3. Примечательно, что именно превращение собственной безопасности в самоцель создает питательную среду для страха, что видно на примере как отдельно взятых людей, так и общества в целом. Готовность принять поражение есть готовность принять страх. Боязнь страха делает из нас заведомых неудачников: мы опускаем руки перед задачей, даже не успев за нее взяться.

«Страх возникает всякий раз, как мы попадаем в ситуацию, которая нам не по силам, во всяком случае пока. Любое развитие, любой шаг навстречу зрелости связан со страхом» — мы еще вернемся к этому, когда речь пойдет о детстве, — «так как ведет нас к чему-то новому, незнакомому и неизведанному, к внутренним или внешним ситуациям, каких у нас прежде не было. Все новое, незнакомое, совершаемое или переживаемое впервые содержит, наряду с прелестью новизны, жаждой приключений и риска, еще и страх. Поскольку жизнь то и дело сталкивает нас с новым, непривычным и неведомым, страх сопровождает нас постоянно. Осознается он главным образом в ключевые моменты развития, когда нам приходится покидать старые, проторенные пути, решать новые задачи или что-то в корне менять. Очевидно, развитие, взросление и зрелость во многом связаны с преодолением страха».

Качество жизни определяется не материальным благополучием, не внешней безопасностью и не максимальной свободой от страданий в смысле отсутствия внешних неприятностей. В рамках этих условий возможны и «качественная» жизнь, и депрессии, сомнения в себе, одиночество и страх. Несостоятельность утилитаризма как философской концепции5 связана с тем, что он отождествляет счастье с уклонением от несчастья, т. е. не признает за счастьем собственного, субстанциального значения, возможно как раз и состоящего не в уклонении от проблем, а в их разрешении, в стойкости перед лицом таких опасностей, как обиды, страх и разочарования, т. е. в постоянном умышленном выходе из безопасной зоны привычного и освоенного.

страх одиночество поражение смелость

2. Hans-Dieter Schorege, …und alles hat wieder einen Sinn, Gьtersloh 2011.

3. Michaela Glцckler, Elternsprechstunde, Stuttgart 2009.

4. Alois Hicklin, Das menschliche Gesicht der Angst, Zьrich 2010.

Источники:
Состояние страха
Страх — внутреннее состояние, обусловленное грозящим реальным или предполагаемым бедствием [1] . С точки зрения психологии считается отрицательно окрашенным эмоциональным
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%85
Состояние страха
Страх — индивидуальная эмоция, возникающая при наступлении или предвкушении грозящих реальных или воображаемых трудноразрешимых ситуаций.
http://fobiya.info/kak-preodolet-strah
Состояния страха
Состояние, обозначающееся словом тревожное в психиатрии, включает в себя много значений. Это относится как к приступообразным состояниям тревоги, так и к хроническому ее варианту, причем оно включает в себя также состояния ужаса, раздражительности, погруженности в определенные мысли, оно сопровождается изменением физиологических параметров: появляются одышка, повышенная потливость, бессонница, ознобоподобное дрожание
http://www.med2000.ru/harisson/strah.htm
Страх как состояние человека
Страх как состояние, непременно связанное с закрытостью, отрезанностью, ощущением одиночества. Характерные проблемы человека в состоянии страха. Страх — реакция на непосильные впечатления, проблемы и требования, смелость — готовность к поражению.
http://otherreferats.allbest.ru/psychology/00117773_0.html

(Visited 16 times, 1 visits today)

П О П У Л Я Р Н О Е

Выкуп невесты слова в конце Выкуп невесты! Помогите!Сценарий для выкупа уже готов. Невеста еще хочет… (10)

Как спросить у парня какие у нас отношения Давай посмотрим правде в глаза – все мы любим короткие… (10)

Слова сестры на выкупе невесты Русский выкуп – Здравствуй, молодец прекрасный! Что ты тих как… (8)

Из парня в девушку Женщину сделать из парня насильно проще простогоЖенщину сделать из любого… (6)

Зрелые мамочки с мальчиками видео бесплатно 25 лучших фильмов, которые нельзя увидеть легально Сын Кроненберга, дочь… (6)

COMMENTS