Взгляды толстого на смысл жизни

В — поисках смысла жизни (по — роману Л

«В поисках смысла жизни (по роману Л. Толстого «Война и мир»)»

Главным объектом творчества Л. Н. Толстого был человек, его душа. Для Толстого человек — часть Вселенной. Писателю интересно то, какой путь проходит душа человека в стремлении к высокому, идеальному, в стремлении познать самое себя.

Не случайно, вспоминая творения Толстого, мы вспоминаем и термин, впервые введенный в литературоведческий обиход Н. Г. Чернышевским , — «диалектика души».

Н. Г. Чернышевский писал: «Психологический анализ может принимать различные направления: одного поэта занимают всего более очертания характеров; другого — влияние общественных отношений и столкновений на характеры; третьего — связь чувств с действиями… Графа Толстого всего более — сам психический процесс, его формы, его законы, диалектика души…»

Остановимся подробнее на том, как показан этот процесс в бессмертном романе-эпопее Л. Н. Толстого «Война и мир».

Главной проблемой, которую ставит в этом произведении писатель, является проблема человеческого счастья, проблема поисков смысла жизни. Его любимые герои Андрей Болконский, Пьер Безухов, Наташа и Николай Ростовы — герои ищущие, мучающиеся, страдающие. Для них характерны неуспокоенность души, желание быть полезным, нужным, любимым.

Проанализируем личность самого близкого автору героя — Пьера Безу-хова.

Подобно Андрею Болконскому, Пьер — честный, высокообразованный дворянин. Но если Андрей — рационалист (у него рассудок преобладает над чувствами), то Безухов — натура непосредственная, способная остро чувствовать, легко возбуждаться. Пьеру свойственны глубокие раздумья и сомнения в поисках смысла жизни. Жизненный путь его сложен и извилист. Вначале под влиянием молодости и окружающей обстановки он совершает много ошибок: ведет бесшабашную жизнь светского кутилы и бездельника, позволяет князю Курагину обобрать себя и женить на легкомысленной красавице Элен. Пьер стреляется на дуэли с Долоховым, порывает с женой, разочаровывается в жизни. Ему ненавистна всеми признаваемая ложь светского общества, и он понимает необходимость борьбы.

В этот критический момент Безухов попадает в руки масона Баздеева. Этот «проповедник» ловко расставляет перед доверчивым графом сети религиозно-мистического общества, которое призывало к нравственному усовершенствованию людей и объединению их на началах братской любви. Пьер понял масонство как учение о равенстве, братстве и любви, и это помогает ему направлять свои силы на благоустройство крепостных. Он собирался освободить крестьян, учредить больницы, приюты, школы.

Война 1812 года заставляет Пьера вновь горячо взяться за дело, но его страстный призыв помочь Родине вызывает всеобщее недовольство московского дворянства. Он вновь терпит неудачу. Однако, охваченный патриотическим чувством, Пьер на свои деньги снаряжает тысячу ополченцев, и сам остается в Москве, чтобы убить Наполеона: «Или погибнуть, или прекратить несчастья всей Европы», исходившие, по мнению Пьера, от одного Наполеона.

Важным этапом на пути исканий Пьера является посещение им Бородинского поля в момент знаменитого сражения. Он понял здесь, что историю творит самая могущественная сила в мире — народ. Безухов одобрительно воспринимает мудрые слова солдата: «Всем народом навалиться хотят, одно слово — Москва. Один конец сделать хотят». Вид оживленных и потных мужиков-ополченцев, с громким говором и хохотом работающих на поле, «подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты». Еще более тесное сближение Пьера с простыми людьми происходит после встречи с солдатом, бывшим крестьянином, Платоном Каратаевым, который, по мнению Толстого, является частицей народной массы. От Каратаева Пьер набирается крестьянской мудрости, в общении с ним «обретает то спокойствие и довольство собой», к которым он тщетно стремился прежде.

Жизненный путь Пьера Безухова типичен для лучшей части дворянской молодежи того времени. Именно из таких людей составлялась железная когорта декабристов. Многое роднит их с автором эпопеи, который был верен данной им в молодости клятве: «Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и опять бросить, и опять начинать, и опять бросать, и вечно бороться и лишаться. А спокойствие — душевная подлость».

Неспокойны душевно и другие герои романа Толстого: Андрей Болконский, который достигает гармонии с самим собой только на Бородинском поле; Наташа, когда становится женой и матерью; Николай, сделав карьеру военного.

Показав судьбы героев, Толстой подтвердил свою мысль: «Человек есть все: все возможности, есть текучее вещество». Толстой сумел выполнить главную задачу — уловить и показать момент текучести жизни.

Источник:
В — поисках смысла жизни (по — роману Л
Сочинение по произведению Война и мир Толстой Л. Н.: В поисках смысла жизни (по роману Л. Толстого «Война и мир»)
http://www.allsoch.ru/sochineniya/7503

Взгляды толстого на смысл жизни

Л.Н. Толстому удалось создать уникальный роман, затрагивающий не одну общечеловеческую тему. Среди множества вопросов, затрагиваемых в его произведении «Война и мир», наиболее актуальным в настоящее время является тема поиска смысла жизни.

На примере центральных героев — высокообразованных дворян Пьера Безухова и Андрея Болконского автор демонстрирует поиски душевной гармонии, этапы саморазвития и результаты внутренних противоречий героев. Их характеры и судьбы кардинально различны, их мнения зачастую противоположны, но их объединяет главное — стремление к развитию.

Жизненный путь Болконского обрывается, не давая шанса герою все таки отыскать ту самую истину. Его поиски перенимает на себя Безухов. Он уже прошел сложный путь духовной борьбы, переродившись из наивного человека, которым легко манипулировать, в сильную личность. Жизненные испытания, масонство, посещение сражения, и, наконец, плен, дает ему шанс осознать настоящую силу народа, и ценность семейной, «негероической» жизни. В конце романа Безухову открылся смысл его жизни в понимании себя, своих желаний и потребностей. Герой осознал, что вечные искания и есть сама жизнь, ибо без них она — «душевная подлость».

Источник:
Взгляды толстого на смысл жизни
Смысл жизни в произведении Война и Мир
http://krasnov.tv/smysl-zhizni-vojna-i-mir/

Ой о смысле жизни и назначении человека

Реферат на тему Л.Н.Толстой о смысле жизни и назначении человека

Министерство образования и науки Российской Федерации.

Министерство образования Московской области.

Московский государственный областной педагогический институт.

(кафедра социально-экономических наук).
Реферат на тему:

и назначении человека.
Автор:

студент II курса I группы

Кузнецова Евгения Александровна

ассистент Гущина Мария Николаевна
Орехово-Зуево

1. Второе рождение Л. Н. Толстого……………..………………………..4

2. Что скрыто за вопросом о смысле жизни. 7

3. Бог, свобода, добро. 10

4. Пять заповедей христианства. 14

5. Непротивление есть закон…………………………………………….16

I
.
Введение
Вопрос о смысле человеческой жизни волновал многих выдающихся философов разных лет. Оставаясь актуальным и по сегодняшний день, он не предполагает точного ответа и по-прежнему сохраняет завесу тайны. Все люди на определенном жизненном этапе обращаются к этому вопросу, дополняя его своими размышлениями о том, какова же цель и предназначение человека на земле, как прожить жизнь с пользой для себя и окружающих, и зачем вообще жить, если смерть для человека неминуема?

В философии существует множество рассуждений писателей, мыслителей, философов на тему смысла человеческой жизни. В каждом мнении есть доля истины, близкая тому или иному человеку, заинтересованного этим вопросом и пытающегося найти свою правду в нем. Я же обратилась к изречениям русского писателя и мыслителя Льва Николаевича Толстого, который посвятил поиску ответа на вопрос о смысле жизни человека и его назначении почти всю свою жизнь.

Первая половина жизни Льва Толстого, по всем общепринятым критериям, сложилась очень удачно, счастливо. Граф по рождению, он получил хорошее воспитание и богатое наследство. В жизнь он вступил как типичный представитель высшей знати. У него была буйная разгульная молодость. В 1851 годах служил на Кавказе, в 1854 годах участвовал в обороне Севастополя. Однако его основным занятием стала писательская деятельность.

Вторая половина сознательной жизни Л. Н. Толстого явилась отрицанием первой. Он пришел к выводу, что он, как и большинство людей, жил жизнью, лишенной смысла – жил для себя. Все, что он ценил – удовольствия, слава, богатство, – подвержено тлену и забвению. «Я, – пишет Толстой, – как будто жил-жил, шел-шел и пришел к пропасти и ясно увидал, что впереди ничего нет, кроме погибели» [2] . Ложными являются не те или иные шаги в жизни, а само ее направление, та вера, точнее безверие, которое лежит в ее основании. А что же не ложь, что не суета? Ответ на этот вопрос Толстой нашел в учении Христа. Оно учит, что человек должен служить тому, кто послал его в этот мир – Богу и в своих простых заповедях показывает, как это делать.

Толстой пробудился к новой жизни. Сердцем, умом и волей он принял программу Христа и посвятил свои силы целиком тому, чтобы следовать ей, обосновывать и проповедовать ее.

Вопрос о том, чем была обусловлена столь резкая перемена жизнеустоев Л. Н. Толстого, не имеет удовлетворительного объяснения, однако некоторые предположения можно сделать на основе его произведений.

Духовное обновление личности является одной из центральных тем последнего романа Толстого «Воскресение» (1899), написанного им в период, когда он вполне стал христианином и непротивленцем. Главный герой князь Нехлюдов оказывается присяжным по делу девушки, обвиняемой в убийстве, в которой он узнает Катюшу Маслову – соблазненную им некогда и брошенную горничную своих тетушек. Этот факт перевернул жизнь Нехлюдова. Он увидел свою личную вину в падении Катюши Масловой и вину своего класса в падении миллионов таких Катюш. «Бог, живший в нем, проснулся в его сознании» [3] , и Нехлюдов обрел ту точку обзора, которая позволила по-новому взглянуть на жизнь свою и окружающих и выявить ее полную внутреннюю фальшь. Потрясённый Нехлюдов порвал со своей средой и поехал вслед за Масловой на каторгу.

Скачкообразное превращение Нехлюдова из барина, легкомысленного прожигателя жизни в искреннего христианина началось в форме глубокого раскаяния, пробудившейся совести и сопровождалось напряженной умственной работой. Кроме того, в личности Нехлюдова Толстой выделяет две предпосылки, благоприятствовавшие такому преображению, – острый, пытливый ум, чутко фиксировавший ложь и лицемерие в человеческих отношениях, а также ярко выраженная склонность к переменам. Второе особенно важно: «Каждый человек носит в себе зачатки всех людских свойств и иногда проявляет одни, иногда другие и бывает часто совсем не похож на себя, оставаясь все между тем одним и самим собою. У некоторых людей эти перемены бывают особенно резки. И к таким людям принадлежал Нехлюдов».

Если перенести толстовский анализ духовной революции Нехлюдова на самого Толстого, то видно много схожего. Толстому также в высшей степени была свойственна склонность к резким переменам, он пробовал себя на разных поприщах. На опыте собственной жизни он испытал все основные мотивы, связанные с мирскими представлениями о счастье, и пришел к выводу, что они не приносят успокоения души. Именно эта полнота опыта, не оставлявшая иллюзий, будто что-то новое может придать жизни смысл, стала важной предпосылкой духовного переворота.

Чтобы жизненный выбор получил достойный статус, в глазах Толстого он должен был оправдаться перед разумом. При таком постоянном бодрствовании разума мало оставалось лазеек для обмана и самообмана, прикрывавших изначальную безнравственность, бесчеловечность так называемых цивилизованных форм жизни. В их разоблачении Толстой был беспощаден.

Есть аналогия с нехлюдовской моделью и в том, как протекал духовный кризис Толстого. Он начался с непроизвольных внутренних реакций, свидетельствовавших о неполадках в строе жизни, «со мною, – пишет Толстой, – стало случаться что-то очень странное: на меня стали находить минуты сначала недоумения, остановки жизни, как будто я не знал, как мне жить, что мне делать, и я терялся и впадал в уныние. Но это проходило, и я продолжал жить по-прежнему. Потом эти минуты недоумения стали повторяться чаще и чаще и все в той же самой форме. Эти остановки жизни выражались всегда одинаковыми вопросами: Зачем? Ну, а потом?» [4] .

Также внешним толчком к духовному преображению Толстого мог послужить 50-летний рубеж жизни. 50-летие – особый возраст в жизни каждого человека, напоминание, что жизнь имеет конец. И Толстому оно напоминало о том же самом. Проблема смерти волновала Толстого и раньше. Смерть, в особенности смерть в форме законных убийств, всегда ставила Толстого в тупик. В 1866 году он безуспешно защищал в суде солдата, ударившего командира и обреченного на смертный приговор. Особенно сильно подействовали на Толстого смертная казнь гильотиной, которую он наблюдал в Париже в 1857 году, а позже – смерть любимого старшего брата Николая в 37-летнем возрасте в 1860 году.

Л. Н. Толстой давно стал задумываться над общим смыслом жизни, соотношении жизни и смерти. Однако раньше это была боковая тема, теперь она стала основной, теперь уже смерть воспринималась как скорый и неизбежный конец. Встав перед необходимостью выяснить личное отношение к смерти, Толстой обнаружил, что его жизнь, его ценности не выдерживают проверки смертью. «Я не мог придать никакого разумного смысла ни одному поступку, ни всей моей жизни. Меня только удивляло то, как мог я не понимать этого в самом начале. Все это так давно всем известно. Не нынче завтра придут болезни, смерть (и приходили уже) на любимых людей, на меня, и ничего не останется, кроме смрада и червей. Дела мои, какие бы они ни были, все забудутся – раньше, позднее, да и меня не будет. Так из чего же хлопотать?» [5] .

Эти слова Толстого из «Исповеди» раскрывают и природу, и непосредственный источник его духовного недуга, который можно было бы обозначить как панику перед смертью. Он ясно понял, что только такая жизнь может считаться осмысленной, которая способна утверждать себя перед лицом неизбежной смерти, выдержать проверку вопросом: «Из чего же хлопотать, ради чего вообще жить, если все будет поглощено смертью?». Толстой поставил перед собой цель – найти то, что не подвластно смерти.
2. Что скрыто за вопросом о смысле жизни?

По мнению Л. Н. Толстого, человек находится в разногласии, разладе с самим собой. В нем как бы живут два человека – внутренний и внешний, из которых первый недоволен тем, что делает второй, а второй не делает того, чего хочет первый. Эта противоречивость, саморазорванность обнаруживается в разных людях с разной степенью остроты, но она присуща им всем. Противоречивый в себе, раздираемый взаимно отрицающими стремлениями, человек обречен на то, чтобы страдать, быть недовольным собой. Человек постоянно стремится преодолеть себя, стать другим.

Однако мало сказать, что человеку свойственно страдать и быть недовольным. Человек сверх того еще знает, что он страдает, и недоволен собой, он не приемлет своего страдательного положения. Его недовольство и страдания удваиваются: к самим страданиям и недовольству добавляется сознание того, что это плохо. Человек не просто стремится стать другим, устранить все, что порождает страдания и чувство недовольства; он стремится стать свободным от страданий. Человек не просто живет, он хочет еще, чтобы его жизнь имела смысл.

Осуществление своих желаний люди связывают с цивилизацией, изменением внешних форм жизни, природной и социальной среды. Предполагается, что человек может освободиться от страдательного положения с помощью науки, искусств, роста экономики, развития техники, создания уютного быта и т. д. Такой ход мыслей, по преимуществу свойственный привилегированным и образованным слоям общества, заимствовал Л. Н. Толстой и руководствовался им в течение первой половины своей сознательной жизни. Однако как раз личный опыт и наблюдения над людьми своего круга убедили его в том, что этот путь является ложным. Чем выше поднимается человек в своих мирских занятиях и увлечениях, чем несметней богатства, глубже познания, тем сильнее душевное беспокойство, недовольство и страдания, от которых он в этих своих занятиях хотел освободиться.

Белая и черная мышь, день и ночь, неминуемо ведут человека к смерти – и не вообще человека, а каждого из нас, и не где-то и когда-то, а здесь и теперь, «и это не басня, а это истинная, неоспоримая и всякому понятная правда» [7] . И ничто от этого не спасет – ни огромные богатства, ни изысканный вкус, ни обширные знания.

Не удовлетворенный отрицательным решением вопроса о смысле жизни, Л. Н. Толстой обратился к духовному опыту простых людей, живущих собственным трудом, опыту народа.

Простые люди хорошо знакомы с вопросом о смысле жизни, в котором для них нет никакой трудности, никакой загадки. Они знают, что надо жить по закону божьему и жить так, чтобы не погубить свою душу. Они знают о своем материальном ничтожестве, но оно их не пугает, ибо остается душа, связанная с Богом. Малообразованность этих людей, отсутствие у них философских и научных познаний не препятствует пониманию истины жизни, скорее наоборот, помогает. Странным образом оказалось, что невежественные, полные предрассудков крестьяне сознают всю глубину вопроса о смысле жизни, они понимают, что их спрашивают о вечном, неумирающем значении их жизни и о том, не боятся ли они предстоящей смерти.

Вслушиваясь в слова простых людей, вглядываясь в их жизнь, Толстой пришел к заключению, что их устами глаголет истина. Они поняли вопрос о смысле жизни глубже, точнее, чем все величайшие мыслители и философы.

Вопрос о смысле жизни есть вопрос о соотношении конечного и бесконечного в ней, то есть о том, имеет ли конечная жизнь вечное, неуничтожимое значение и если да, то в чем оно состоит? Есть ли в ней что-либо бессмертное? Если бы конечная жизнь человека заключала свой смысл в себе, то не было бы самого этого вопроса. «Для решения этого вопроса одинаково недостаточно приравнивать конечное к конечному и бесконечное к бесконечному», надо выявить отношение одного к другому. Следовательно, вопрос о смысле жизни шире охвата логического знания, он требует выхода за рамки той области, которая подвластна разуму. «Нельзя было искать в разумном знании ответа на мой вопрос», – пишет Толстой. Приходилось признать, что «у всего живущего человечества есть еще какое-то другое знание, неразумное – вера, дающая возможность жить» [8] .

Наблюдения над жизненным опытом простых людей, которым свойственно осмысленное отношение к собственной жизни при ясном понимании ее ничтожности, и правильно понятая логика самого вопроса о смысле жизни подводят Толстого к одному и тому же выводу о том, что вопрос о смысле жизни есть вопрос веры, а не знания. В философии Толстого понятие веры имеет особое содержание, не совпадающее с традиционным. Это не осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом. «Вера есть сознание человеком такого своего положения в мире, которое обязывает его к известным поступкам». «Вера есть знание смысла человеческой жизни, вследствие которого человек не уничтожает себя, а живет. Вера есть сила жизни» [9] . Из этих определений становится понятным, что для Толстого жизнь, имеющая смысл, и жизнь, основанная на вере, есть одно и то же.

Из такого понимания веры вытекает, что за вопросом о смысле жизни скрыто сомнение и смятение. Смысл жизни становится вопросом тогда, когда жизнь лишается смысла. «Я понял, – пишет Толстой, – что для того, чтобы понять смысл жизни, надо, прежде всего, чтобы жизнь была не бессмысленна и зла, а потом уже – разум для того, чтобы понять ее» [11] . Растерянное вопрошание о том, ради чего жить, – верный признак того, что жизнь является неправильной. Из произведений написанных Толстым вытекает один-единственный вывод: смысл жизни не может заключаться в том, что умирает вместе со смертью человека. Это значит: он не может заключаться в жизни для себя, как и в жизни для других людей, ибо и они умирают, как и в жизни для человечества, ибо и оно не вечно. Жизнь для себя не может иметь никакого смысла. Чтобы жить разумно, надо жить так, чтобы смерть не могла разрушить жизни.

3. Бог, свобода, добро

То бесконечное, бессмертное начало, в сопряжении с которым жизнь только и обретает смысл, называется Богом. И ничего другого о Боге с достоверностью утверждать нельзя. Разум может знать, что существует Бог, но он не может постичь самого Бога (поэтому Толстой решительно отвергал церковные суждения о Боге, о триединстве Бога, творении им мира в шесть дней, легенды об ангелах и дьяволах, грехопадении человека, непорочном зачатии и т. п., считая все это грубыми предрассудками). Любое содержательное утверждение о Боге, даже такое, что Бог един, противоречит самому себе, ибо понятие Бога по определению означает то, чего нельзя определить.

Идея Бога как предела разума, непостижимой полноты истины задает определенный способ бытия в мире, когда человек сознательно ориентирован на этот предел и полноту. Это и есть свобода. Свобода – сугубо человеческое свойство, выражение срединности его бытия. «Человек был бы несвободен, если бы он не знал никакой истины, и точно так же не был бы свободен и даже не имел бы понятия о свободе, если бы вся истина, долженствующая руководить его в жизни, раз навсегда, во всей чистоте своей, без примеси заблуждений была бы открыта ему» [13] . Свобода состоит в движении от темноты к свету, от низшего к высшему, «от истины, более смешанной с заблуждениями, к истине, более освобожденной от них». Ее можно определить как стремление руководствоваться истиной.

Свобода не тождественна произволу, простой способности действовать по прихоти. Она всегда связана с истиной. По классификации Толстого, существуют истины троякого рода. Во-первых, истины, которые уже стали привычкой, второй натурой человека. Во-вторых, истины смутные, недостаточно проясненные. Первые уже не со всем истины. Вторые еще не совсем истины. Наряду с ними есть третий ряд истин, которые, с одной стороны, открылись человеку с такой ясностью, когда он их не может обойти и должен определить свое к ним отношение, а с другой стороны, не стали для него привычкой. По отношению к истинам этого третьего рода и обнаруживается свобода человека. Здесь важно и то, что речь идет об истине ясной, и то, что речь идет об истине более высокой по сравнению с той, которая уже освоена в жизненной практике. Свобода есть сила, позволяющая человеку идти по пути к Богу.

Но как любить Бога и что значит любить Бога, если мы о Боге ничего не знаем и знать не можем, кроме того, что он существует? Да, не известно, что такое Бог, не известны его замыслы, его заповеди. Однако, известно, что, во-первых, в каждом человеке есть божественное начало – душа, во-вторых, существуют другие люди, которые находятся в одинаковом отношении к Богу. И если у человека нет возможности непосредственно общаться с Богом, то он может сделать это косвенно, через правильное отношение к другим людям и правильное отношение к самому себе.

Правильное отношение к другим людям определяется тем, что надо любить людей как братьев, любить всех, без каких-либо изъятий, независимо от каких бы то ни было мирских различий между ними. Перед Богом теряют какой бы то ни было смысл все человеческие дистанции между богатством и бедностью, красотой и безобразием, молодостью и дряхлостью, силой и убожеством и т. д. Необходимо ценить в каждом человеке достоинство божественного происхождения. «Царство Бога на земле есть мир всех людей между собою» [15] , а мирная, разумная и согласная жизнь возможна только тогда, когда люди связаны одинаковым пониманием смысла жизни, единой верою.

Если брать эти два отношения к Богу – отношение к другим и отношение к себе, – то исходным и основополагающим, с точки зрения Толстого, является отношение к себе. Нравственное отношение к себе как бы автоматически гарантирует нравственное отношение к другим. Человек, сознающий, как бесконечно он далек от идеала, есть человек, свободный от суеверия, будто он может устроить жизнь других людей. Забота человека о чистоте собственной души является источником нравственных обязанностей человека по отношению к другим людям, государству и т. д.

Понятия Бога, свободы, добра связывают конечное человеческое бытие с бесконечностью мира. «Все эти понятия, при которых приравнивается конечное к бесконечному и получается смысл жизни, понятия Бога, свободы, добра, мы подвергаем логическому исследованию. И эти понятия не выдерживают критики разума» [18] . Они уходят содержанием в такую даль, которая только обозначается разумом, но не постигается им. Они даны человеку непосредственно и разум не столько обосновывает эти понятия, сколько проясняет их. Только добрый человек может понять, что такое добро. Чтобы разумом постигнуть смысл жизни, надо, чтобы сама жизнь того, кто владеет разумом, была осмысленной. Если это не так, если жизнь бессмысленна, то разум не имеет предмета для рассмотрения, и он в лучшем случае может указать на эту беспредметность.

Как считает Л. Н. Толстой, суть нравственного идеала наиболее полно выражена в учении Иисуса Христа. При этом для Толстого Иисус Христос не является Богом или сыном Бога, он считает его реформатором, разрушающим старые и дающим новые основы жизни. Толстой, далее, видит принципиальную разницу между подлинными взглядами Иисуса, изложенными в Евангелиях, и их извращением в догмах православия и других христианских церквей.

«То, что любовь есть необходимое и благое условие жизни человеческой, было признаваемо всеми религиозными учениями древности. Во всех учениях: египетских мудрецов, браминов, стоиков, буддистов, даосистов и др., дружелюбие, жалость, милосердие, благотворительность и вообще любовь признавались одною из главных добродетелей» [20] . Однако только Христос возвысил любовь до уровня основополагающего, высшего закона жизни. Любовь является единственным нравственным законом. Закон любви – не заповедь, а выражение самой сущности христианства. Это – вечный идеал, к которому люди будут бесконечно стремиться. Иисус Христос не ограничивается прокламацией идеала. Наряду с этим он дает заповеди.

В толстовской интерпретации таких заповедей пять. Вот они:

— Не оставляй жену;

— Не присягай никогда никому и ни в чем;

— Не противься злому силой;

— Не считай людей других народов своими врагами.

Заповеди Христа – «все отрицательные и показывают только то, чего на известной степени развития человечества люди могут уже не делать. Заповеди эти суть как бы заметки на бесконечном пути совершенства. » [21] . Они не могут не быть отрицательными, поскольку речь идет об осознании степени несовершенства. Они – не более чем ступень, шаг на пути к совершенству. Они, эти заповеди, составляют в совокупности такие истины, которые как истины не вызывают сомнений, но еще не освоены практически, то есть истины, по отношению к которым выявляется свобода современного человека. Для современного человека они уже являются истинами, но еще не стали повседневной привычкой. Человек уже смеет так думать, но еще не способен так поступать. Поэтому они, эти возвещенные Иисусом Христом истины, являются испытанием свободы человека.

По мнению Толстого, главной из пяти заповедей является четвертая: «Не противься злому», налагающая запрет на насилие. Древний закон, осуждавший зло и насилие в целом, допускал, что в определенных случаях они могут быть использованы во благо – как справедливое возмездие по формуле «око за око». Иисус Христос отменяет этот закон. Он считает, что насилие не может быть благом никогда, ни при каких обстоятельствах. Запрет на насилие является абсолютным. Не только на добро надо отвечать добром. И на зло надо отвечать добром.

Насилие является противоположностью любви. У Толстого есть три связанных между собой определения насилия. Во-первых, он отождествляет насилие с убийством или угрозой убийства. Необходимость применения штыков, тюрем, виселиц и других средств физического разрушения возникает тогда, когда стоит задача внешнего принуждения человека к чему-либо. Отсюда – второе определение насилия как внешнего воздействия. Необходимость внешнего воздействия, в свою очередь, появляется тогда, когда между людьми нет внутреннего согласия. Так мы подходим к третьему, самому важному определению насилия: «Насиловать значит делать то, чего не хочет тот, над которым совершается насилие». В таком понимании насилие совпадает со злом, и оно прямо противоположно любви. Любить – значит делать так, как хочет другой, подчинять свою волю воле другого. Насиловать – значить подчинять чужую волю своей.

Непротивление – больше чем отказ от закона насилия. «Признание жизни каждого человека священной есть первое и единственное основание всякой нравственности». Непротивление злу как раз и означает признание изначальной, безусловной святости человеческой жизни.

Через непротивление человек признает, что вопросы жизни и смерти находятся за пределами его компетенции. Он одновременно вообще отказывается от того, чтобы быть судьей по отношению к другому. Человеку не дано судить человека. В тех же случаях, когда мы как будто бы судим других людей, называя одних добрыми, других злыми, то мы или обманываем себя и окружающих, Человек властен только над собой. «Все, что не твоя душа, все это не твое дело» [22] , – говорит Толстой. Называя кого-то преступником и подвергая его насилию, мы отнимаем у него это человеческое право. Отказываясь сопротивляться злу насилием, человек признает эту истину, он отказывается судить другого, ибо не считает себя лучше его. Не других людей надо исправлять, а самого себя.

Толстой подробно рассматривает расхожие аргументы против непротивления. Три из них являются наиболее распространенными.

Источник:
Ой о смысле жизни и назначении человека
Тема: Л.Н.Толстой о смысле жизни и назначении человека. Тип: Реферат. В работе есть: приложения 1 шт., сноски более 10 шт., выводы 1 шт. Язык: русский. Разместил (а): Александр Дуров. Размер: 37 кб. Категория: Философия. Краткое описание: ‘Содержание.’
http://coolreferat.com/%D0%9B.%D0%9D.%D0%A2%D0%BE%D0%BB%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B9_%D0%BE_%D1%81%D0%BC%D1%8B%D1%81%D0%BB%D0%B5_%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B8_%D0%B8_%D0%BD%D0%B0%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8_%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0

Смысл жизни в понимании главных героев романа Толстого — Война и мир — (на примере образов Андрея Болконского и Пьера Безухова)

Смысл жизни в понимании главных героев романа Толстого»Война и мир» (на примере образов Андрея Болконского и Пьера Безухова)

Мы знакомимся с любимыми героями Толстого Андреем Болконским и Пьером Безуховым на первых страницах романа, в салоне фрейлины Анны Павловны Шерер, где речь идет о предстоящей войне с Наполеоном. Толстой утверждал: «Люди, как реки. ..» — подчеркивая этим сравнением многогранность и сложность человеческой личности. Духовная красота князя Андрея Болконского и Пьера Безухова — проявляется в неустанных поисках смысла жизни, в мечтах о деятельности, полезной для всего народа. Их жизненный путь — это путь страстных исканий, ведущий к правде и добру. Пьер и Андрей внутренне близки друг другу и чужды миру Курагиных и Шерер.

Андрей шел к понимаю вопроса, что же такое настоящая жизнь, постепенно, не раз меняя свое мировоззрение. Наиболее знаменательной вехой в жизни Андрея явились события 1812 г. Высочайшей целью его жизни становится защита родины от врага. Мечты о личной славе его уже не волнуют. Жить, помогая и сочувствуя людям, — вот новый идеал, который пробудился в душе князя Андрея в дни суровых для родины испытаний. Именно в разговоре с Пьером накануне Бородинской битвы ощущается единство помыслов князя Андрея и сражающегося народа. Выражая свое отношение к событиям, он говорит, что его мысли созвучны народным: «И так же думает Тимохин и вся армия». Жизнь князя Андрея, его искания смысла жизни завершаются единением с народом, борющимся за родную землю.

Вначале жизнь Пьера Безухова составляли развлечения, входы в свет, кутежи, пьянство, с помощью всего этого он отвлекался от волнующих его проблем и забывался. Пьера Безухова волновали те же проблемы, что и князя Андрея. «Для чего жить и что такое я? Что такое жизнь, что смерть?» — на эти вопросы мучительно искал ответ Пьер. Образ Безухова был задуман Толстым как образ будущего декабриста. Сначала Пьер защищает идеи французской революции, восхищается Наполеоном, желает то «произвести республику в России, то самому быть Наполеоном…» Не найдя смысла жизни, Пьер мечется, совершает ошибки, одной из которых является его женитьба на низкой и порочной красавице Элен Курагиной. Поиски правды и смысла жизни приводят его к масонам. Он страстно желает «переродить порочный род человеческий».

В Безухове проснулась добродетель, появилось желание помочь окружающим. В учении масонов Пьера привлекают идеи «равенства, братства и любви», поэтому, прежде всего, он решает облегчить участь крепостных. Ему кажется, что он нашел, наконец, цель и смысл жизни: «И только теперь, когда я… стараюсь… жить для других, только теперь я понял все счастье жизни». Этот вывод помогает Пьеру найти настоящий путь в его дальнейших исканиях. Но скоро наступает разочарование и в масонстве, так как республиканские идеи Пьера не разделялись его «братьями», и к тому же Пьер видит, что и среди масонов существуют ханжество, лицемерие, карьеризм. Все это приводит Пьера к разрыву с масонами. Так же, как и для князя Андрея, целью жизни, идеалом становится для Пьера любовь к Наташе Ростовой, омраченная узами брака с Элен. Его жизнь лишь со стороны казалась спокойной и безмятежной.

Настоящая жизнь должна наряду со счастливыми мгновениями содержать и страдания. Только страдая, мы можем понять истинную цену тому, что у нас есть, дорожить этим. Вот что поняли любимые герои Толстого, пройдя через сомнения — нравственные вопросы не переставали тревожить Безухова. Эта непрекращающаяся внутренняя работа подготовила его духовное возрождение в дни Отечественной войны 1812. Огромное значение имело для Пьера общение с народом и на Бородинском поле, и после битвы, и в занятой неприятелем Москве, и в плену. «Солдатом быть, просто солдатом. Войти в эту общую жизнь всем существом, проникнуться тем, что делает их такими», — такое желание овладело Пьером после Бородинского боя.

Князь Андрей погиб от ран, полученных на войне, ушел в мир иной и приобщился к божественному. Пьер нашел счастье в семейном кругу и принадлежности к тайному обществу. Образами князя Андрея и Пьера Безухова Толстой показывает, что, какими бы разными путями ни шли лучшие из представителей высшего общества в поисках смысла жизни, они приходят к одинаковому итогу: смысл жизни — в единении с родным народом, в любви к этому народу.

Повстречавшись и подружившись с Платоном Каратаевым в плену, Безухов приходит к убеждению: «Человек сотворен для счастья». Но люди вокруг Пьера страдают, и в эпилоге Толстой показывает Пьера напряженно думающим, как защитить добро и правду, избавить народ от крепостничества и самодержавия. Юный Николенька Болконский напряженно прислушивается к его словам, и мы верим, что он продолжит дело Андрея и Пьера.

Источник:
Смысл жизни в понимании главных героев романа Толстого — Война и мир — (на примере образов Андрея Болконского и Пьера Безухова)
Мы знакомимся с любимыми героями Толстого Андреем Болконским и Пьером Безуховым на
http://school-essay.ru/smysl-zhizni-v-ponimanii-glavnyx-geroev-romana-tolstogovojna-i-mir-na-primere-obrazov-andreya-bolkonskogo-i-pera-bezuxova.html

(Visited 263 times, 4 visits today)

П О П У Л Я Р Н О Е

Что написать о себе на сайте знакомств Заполняем анкету на сайте знакомств, раздел - О себе Продолжаем… (9)

Со скольки лет можно увеличить губы Можно ли увеличивать губы детям?Чтобы оставлять сообщения вы должны войти… (9)

Первые признаки измены мужа Как распознать измену мужаЧеловек изменяется, когда что-то меняется в его… (9)

Женатый мужчина дева влюбился Влюбленный мужчина Дева – поведение в отношенияхЗнаком Дева, как известно,… (6)

Как спросить у парня какие у нас отношения Давай посмотрим правде в глаза – все мы любим короткие… (6)

COMMENTS